Существует ли научный креационизм?

Алексеев Вячеслав (Христианский образовательный центр "Реалис")

Название этой статьи откровенно провокационное, на самом деле я ничуть не сомневаюсь в том, что научный креационизм существует. Вопрос, который я хотел бы обсудить в данной статье, несколько иной - существует ли креационизм как научная концепция? И здесь имеет смысл задать два вопроса. Первый состоит в том, является ли креационизм в принципе научной теорией или это теологическая доктрина? Если же креационизм научной теорией является, насколько она дотягивает до стандартов состоявшейся науки? Является ли она наукой "хорошей" или "плохой"?

Вопрос о том, что такое наука и чем она отличается от не-науки, является предметом особой дисциплины - философии науки. На практике этот вопрос решается самим научным сообществом, и оно в целом считает креационизм не научной, а религиозной доктриной. Обычно статьи креационного содержания не публикуют в научных журналах, креационные доклады не заслушиваются на научных конференциях, журналы креационистов не реферируются. Несмотря на увеличение числа сторонников, научный креационизм продолжает оставаться маргинальным явлением в науке. Если даже эта теория и является научной, она явно относится к категории непризнанной науки, существующей параллельно в пределах своих журналов, конференций и институтов, самым известным из которых является Институт Креационных Исследований в Сан-Диего, созданный Генри Моррисом.

Креационные организации получают деньги от церквей, существуют на частные пожертвования или представляют собой неформальные группы лиц. Существует целый ряд креационистов с учеными степенями, и состоятельность их как ученых в конкретных областях не вызывает особых сомнений. Но свои статьи, имеющие прямое отношение к креационизму, они обычно публикуют в креационных журналах, например, в Creation Research Society Quarterly или в Journal of Creation. Креационная литература выпускается не академическими, а христианскими издательствами и распространяется в сети магазинов христианской литературы. Добавлю к этому еще и то, что сегодня креационизм является непризнанной теорией также в государственных структурах, осуществляющих финансирование науки, - даже в Америке, где креационисты очень заметны, государство не финансирует их деятельность.

Конечно, научное сообщество не раз совершало ошибки и может заблуждаться в своей оценке креационизма. Какие же есть реальные основания вообще отказать этой теории в научном статусе? В 1982 году на судебном процессе в Арканзасе, где судья Уильям Овертон решал судьбу принятого в штате закона о равном времени на обучение теории эволюции и креационизму, обсуждался в том числе вопрос о соответствии креационизма критериям научности. Спор на процессе шел между двумя философами науки - Майклом Рьюзом и Ларри Лауданом. В частности, дебатировался вопрос о соответствии креационизма таким классическим критериям научности как верифицируемость (доступность проверке) и фальсифицируемость (потенциальная возможность опровержения).

Если упростить суть дела, эти критерии сводятся к возможности подтверждения или опровержения теории фактами. Научные теории могут быть проверены фактами - подтверждены или опровергнуты, а метафизические нет. Теологические концепции затруднительно протестировать фактами, в них очень многое принимается просто на веру. Креационизм в значительной мере замешан на теологии, именно поэтому есть основания сомневаться в том, что эта концепция может быть проверена фактами и является научной. В связи с этим Рьюз утверждал на процессе, что креационизм в принципе ненаучен - не соответствует критериям верифицируемости и фальсифицируемости, и судья Овертон склонился к точке зрения Рьюза.

Вопрос о научности креационизма оживленно обсуждался также после завершения этого громкого процесса. Другой известный философ науки - Филипп Куинн - подобно Лаудану, обсуждая результаты процесса, также высказался в защиту научного статуса креационизма, его соответствия двум указанным выше критериям демаркации. Креационисты нередко пользуются их цитатами для защиты научного статуса своей теории, однако если говорить о Лаудане, его позиция состояла в следующем - креационные модели могут быть верифицированы и фальсифицированы, подтверждены или опровергнуты фактами. В этом смысле данная теория научна. Проблема, однако, состоит в том, что креационизм на взгляд Лаудана не выдерживает испытания фактами, опровергается ими. Тем не менее, креационисты упорно держатся своей теории, и поэтому креационизм оказывается ложной, "плохой" наукой. Но, оказавшись ошибочной, эта теория все равно остается в поле науки - ее нет смысла считать, например, метафизикой или теологией.

Реально такая оценка креационизма как теории не намного лучше обвинений в ее ненаучности. В самом деле, зачем отводить равное время на преподавание такого рода альтернативы неодарвинизма, если альтернатива эта опровергается фактами и не состоятельна?

Однако, допустим, что креационизм все же наука, в таком случае "хорошая" эта наука или "плохая"? В связи с этим я хотел бы сначала обсудить иной критерий демаркации, который обычно не рассматривается философией науки, а именно состояние, в котором пребывает сегодня креационизм.

Я бы хотел проиллюстрировать этот подход на примере астрологии. Допустим на миг, что между положением звезд и судьбами людей все же есть некая связь. Но если астрология существует лишь в виде сомнительных и жалких астрологических разделов в популярных журналах, по реальному состоянию астрологию придется признать "плохой", несостоятельной наукой.

Я в данном случае вовсе не хочу ставить на одну доску астрологию и креационизм, я просто иллюстрирую этим примером сам принцип оценки теории - потенциально в аспекте критериев верифицируемости и фальсифицируемости она может быть научной, но это оценка явно недостаточна. Важно также понимать, дотягивает ли теория до стандартов науки по своему реальному состоянию. Научная теория должна быть представлена также в виде количественных моделей, статей, опубликованных в научных журналах, в виде исследовательских групп, конференций, словом, для признания за теорией научного статуса должна быть выражена вся инфраструктура теории. И если ее нет, теория по своему реальному состоянию до стандартов "нормальной науки" явно не дотягивает и оказывается наукой "плохой". В связи с этим ниже я хотел бы проанализировать состояние, в котором пребывает креационизм.

Креационизм: состояние доктрины

Научность креационизма в аспекте наличия у этой теории инфраструктуры я хотел бы проанализировать в двух аспектах. Прежде всего, я собираюсь оценить состояние креационной литературы (книг, сборников статей, журналов, материалов на сайтах), а затем обсудить соотношение в креационизме дилетантов и лиц с ученой степенью PhD ("доктор философии", степень близкая к кандидату наук в нашей сетке понятий).

1. Креационная литература - насколько она научна?

Может быть, я очень пристрастен, но подозреваю, что каждый, кто сталкивался с книгами и статьями креационистов, заметил обилие здесь текстов, рассчитанных не на научных работников, а на простую публику, так или иначе связанную с Церковью. Я вовсе не утверждаю того, что у креационистов вообще нет научных работ. Дело в ином, а именно в резкой диспропорции между литературой для народа и той, которую с известными оговорками можно считать научной. Конечно, в популяризации концепции нет ничего плохого, но плохо, когда в подобной литературе тонет тот небольшой островок креационных текстов, которые выглядят хотя бы отчасти научно. И чтобы такое суждение не выглядело совсем голословным, я хотел бы привести некоторые конкретные цифры.

Тест 1. Большая часть креационных книг на русском языке - это переводы. Среди них можно выделить два слоя - книжки для народа и те, которые в той или иной мере претендует на статус научных. При этом, повторюсь, подавляющая часть креационной литераторы относится именно к "народной" фракции. Примеры - книги Генри Морриса, книга Томаса Хайнца "Творение или эволюция?" (Чикаго, 1978) и книга Бена Хобринка "Эволюция: Яйцо без курицы" (М., 1993). Что же касается научных книг креационистов, то на русском языке я их вообще не обнаружил. Я мог бы особо отметить только три книги, которые претендуют на такой статус - это "История происхождения и развития жизни" (Минск, 1997) Райнхарта Юнкера и Зигфрида Шерера, "Рудиментарные органы. Зачем они нужны" Джерри Бергмана и Джорджа Хоува (Симферополь, 1997) и сборник "Гипотеза Творения" (Симферополь, 2000).

Книга "Гипотеза Творения" является программным собранием статей неокреационого движения Разумного Замысла (Intelligent Design movement). Ее проблемное поле включает в себя широкий круг вопросов - от чисто философских до чисто научных. Но можно ли сказать, что в этом сборнике есть хотя бы одна научная статья, подобная тем, которые публикуются в специализированных научных журналах, таких, например, как "Геология и геофизика" или "Зоологический журнал"? На самом деле тексты книги "Гипотеза Творения" представляют собой креационную публицистику и апологетику. Думается, она вообще задумывалась именно в таком качестве. Но проблема креационной литературы как раз в том и состоит, что здесь очень много научной публицистики и нет или почти нет специализированной научной литературы, которая собственно и является признаком существования нормальной науки.

Очень трудно отнести к разряду научной литературы также "Историю происхождения и развития жизни" (Минск, 1997) Райнхарта Юнкера и Зигфрида Шерера. Эта книга, возможно, могла бы стать креационным учебником, она обо всем понемногу, и, конечно, ее нельзя причислить к специализированной научной литературе.

Научной можно было бы считать книгу Джерри Бергмана и Джорджа Хоува "Рудиментарные органы. Зачем они нужны" (Симферополь, 1997), по крайней мере, в ней присутствует обширный список литературы - целых 287 источников. Однако проблема этой книги состоит в убогом анализе проблем - каждому рудиментарному органу в книге уделено одна-две странички. В принципе в этой книге по причине обилия цитат из научных работ есть некоторые интересные факты, и все же она явно не дотягивает до уровня специализированной научной литературы.

Тест 2. Если порыться в материалах на отечественных сайтах, окажется, что там почти нет научных текстов. Оговорюсь, я имею в виду статьи, подобные тем, которые публикуются в специализированных научных журналах. При этом причисляя ту или иную статью креационистов к разряду научных, я имел в виду не ее научную состоятельность, а лишь наличие неких внешних признаков науки - формул, рисунков, диаграмм, списка литературы, самого способа аргументации. Статья может выглядеть вполне наукообразно, но при этом быть совершенно абсурдной по содержанию. Однако меня в данном случае интересовало лишь само соотношение между текстами, предназначенными для народа, и текстами, ориентированными на научное сообщество.

Если же рассмотреть сайт Христианского научно-апологетического центра (Симферополь), то там практически нет научных текстов. Он является апологетическим ресурсом, это просто его жанр. Единственное исключение - недавно появившаяся статья кандидата биологических наук Трифонова Ю.В. "Почему вымирают виды?", которая вполне могла бы быть опубликована в каком-нибудь биологическом научном журнале. В принципе, в других текстах, размещенных на этом сайте, есть отдельные представляющие научный интерес факты, но эти тексты явно очень далеки от тех, которые публикуются в научных журналах.

Если же взять сайт Общества Креационной Науки, то там в опции "публикации" на момент написания этой статьи было размещено 4 текста, имеющие внешние признаки науки. 3 подобные статьи размещены на сайте "Шестоднев против эволюции" и 7 - на сайте "Слово Отеческое". По большей части это тексты биохимика-креациониста доктора биологических наук Алексея Лунного (псевдоним). С полным собранием текстов Лунного можно ознакомиться также на его личной страничке в Рунете.

В сущности это почти все, что можно набрать в Рунете из научных статей креационистов. Для сравнения загляните на сайт "Проблемы эволюции" (www.macroevolution.narod.ru, новый адрес - http://www.evolbiol.ru), Вы найдете там огромный массив научных статей и книг по самым различным аспектам эволюционной теории.

Тест 3. Тестом состояния креационизма у нас могут быть также изданные на русском языке сборники креационных статей. Это сборник "Научный фундамент идеи Творения" (М., 1993), выпущенный еще Дмитрием Кузнецовым, два выпуска альманаха "Сотворение" (М., 2002; компакт-диск, 2005), два альманаха "Божественное откровение и современная наука" (М., 2001; М., 2005), пять сборников "Православное осмысление Творения мiра" (М., 2005; М., 2006; М., 2007; М., 2008; М., 2009) и сборник русскоязычных и украиноязычных статей "Феномен спiвicнувания двох парадигм: креацiонiзму та еволюцiйного вчения" ("Феномен сосуществования двух парадигм: креационизма и эволюционного учения") (Киев, 2001).

В общей сложности там опубликовано 184 статей. Из них 58 статей относятся к категории теологических или философских. Оставшиеся 126 статей можно различным образом классифицировать. Их опять же можно разбить на предназначенные для народа и имеющие внешние признаки науки. При этом из 126 текстов только 31 статья имела эти самые внешние признаки науки (24,6%).

Кому-то в научном сообществе, возможно, покажется сомнительным то, что у креационистов вообще есть научные по форме тексты. Тем не менее, статьи, имеющие некие внешние признаки науки, у креационистов есть, и в этом нет ничего странного. Сообщество креационистов состоит сегодня не только из безграмотных дилетантов и пасторов церквей. В нем есть также некоторое количество квалифицированных ученых, лиц с ученой степенью PhD. И очевидно, что такие лица пытаются писать научные статьи. Более того, отдельные статьи креационистов были опубликованы в чисто научных изданиях. На сайте организации Ответы Бытия (Answers in Genesis) и отпочковавшейся от нее организации Международное Служение Творения (Creation Ministries International) размещена статья Дэвида Букны "Публикуются ли креационисты в известных реферируемых журналах?" (Buckna D. Do Creationists Publish In Notable Refereed Journals?). В ней приведен мини-перечень таких публикаций.

Пример - текст немецкого микробиолога-креациониста Зигфрида Шерера, известного русскому читателю по книге "История происхождения и развития жизни" (Минск, 1997), написанной в соавторстве с Райнхартом Юнкером. Шерер, в частности, опубликовал в Journal of Theoretical Biology - весьма престижном журнале - статью с критикой моделей эволюции фотосинтеза (Scherer S. Basic Functional States in the Evolution of Light-driven Cyclic Electron Transport // Journal of Theoretical Biology, 1983, vol. 104, pp. 289-299).

Иногда в научных журналах публикуют не только критические в адрес теории эволюции тексты креационистов, но также статьи с разработкой чисто креационных моделей.

Пример - статья математика-креациониста Николая Попова, опубликованная в журнале Gravitation and Cosmology (Popov. N. Geometric Models od Gravitational Field // Gravitation and Cosmology, 1998, vol. 4, № 2, pp. 151-157). Насколько я понял, речь там идет о том, как "кручение" шестимерного пространства породило физические объекты нашего мира. Ссылка на эту статью была даже использована геологом-креационистом Александром Лаломовым и биологом-креационистом Александром Хоменковым в ходе известной интернет-дискуссии с Атеологом, лицом с сайта "Научный атеизм" (Лаломов А.В., Хоменков А.С. Эволюционизм: наука или идеология?).

Таким образом, некоторое количество научных статей у креационистов есть. Дело, однако, состоит в остром дефиците таких работ - подавляющую часть публикаций креационистов составляют именно опусы, предназначенные для народа.

Тест 4. Можно было бы подумать, что обилие в креационной литературе на русском языке популярных текстов связано просто с молодостью сообщества креационистов России и нехваткой средств для перевода серьезной литературы. Однако в зарубежной креационной литературе тоже превалирует "народный" жанр. Заглянем, например, на сайт Института Креационных Исследований в опцию "online store", где можно приобрести креационную литературу. Из перечисленных там на момент написания этой статьи 38 книг по аннотациям лишь в лучшем случае 5 книг (11,6%) могли претендовать на статус научных.

Список продаваемых книг есть также в опции "online bookstore" Общества Креационных Исследований. Там по аннотациям из 87 книги опять же в лучшем случае только 11 (16,4%%) можно было считать научными.

В этих двух online-магазинах выложены аннотации книги, выпущенных в различных христианских издательствах, поэтому нет ничего странного в том, что они часто представляют собой литературу для народа. В связи с этим гораздо интереснее ознакомиться с литературой, изданной чисто научным объединением креационистов - Обществом Креационных Исследований. На сайте Общества список изданных этой организацией книг находятся в опции Publication, и если верить этому списку, то за продолжительный период с 1973 по сегодняшний год, то есть за более чем 30 лет существования Общества им было опубликовано всего лишь 23 книги. При этом большую их часть составляют опять же тощие популярные книжки для народа. Из 23 книг в лучшем случае только 8 (34,8%) можно считать научными, причем объем двух из них не превышает сотни страниц.

Насколько действительно научными являются книги, обозначенными так в аннотациях самими креационистами, это еще большой вопрос. Книга может быть обозначена там как technical, то есть специализированная, научная. Проблема, однако, в том, что в креационизме помимо литературы для народа распространен жанр промежуточных по уровню книг - как бы претендующих на научный статус, но до него явно не дотягивающих. Некоторые книги, по аннотациям причисляемые мной к специализированной научной литературе, попадали мне в руки. Один из примеров - книга креационистов Лейна Лестера и Реймонда Боулина "Естественные ограничения биологических изменений" ("The Natural Limits to Biological Change") (1989). Оба автора имеют ученые степени PhD по генетике и молекулярной биологии, соответственно. И все же их книга зависла где-то на полпути между литературой для народа и собственно научной литературой. Она предназначена скорее для более образованной части креационного сообщества и не представляет особого интереса для профессионалов по причине невысокого качества анализа. Таких книг у креационистов тоже много, и потому на самом деле доля чисто научных книг у креационистов, конечно, значительно ниже тех процентов, которые были приведены выше.

Но есть ли вообще специализированные научные книги у креационистов? Я пытался выяснить это, анализируя доступные мне англоязычные книги креационистов и Интернет. Насколько я понял, по меньшей мере один такой пример есть в креационной геологии - это книга Джона Рида "Североамериканская среднеконтинентальная рифтовая система" ("The North American Midcontinent Rift System") (2000), изданная Обществом Креационных Исследований. Но поскольку я не геолог и не держал в руках эту книгу, мне трудно судить, насколько она научна не по формату, а по содержанию. Если же говорить о креационной биологии, то есть два направления, в пределах которых от креационистов можно ожидать не только научных по форме статей, но также специализированных научных книг - это обоснование стабильности видов и бараминология - креационная систематика.

К первому разряду можно отнести книгу биохимика с ученой степенью PhD Майкла Бихи "Черный ящик Дарвина: Биохимический вызов эволюции" ("Darwin’s Black Box: The Biochemical Challenge to Evolution") (1996). Но это уже не собственно "младоземельный креационизм", а движение Разумного Замысла. Сторонники первого выводят проблему сотворение/эволюция из контекста Книги Бытия. Движение Разумного Замысла пытается обосновать лишь идею наличия Разумного Проекта в природе и уклоняется от обоснования, скажем, молодого возраста Земли. Что же касается Бихи, он выступает против дарвиновского сценария эволюции, но в принципе допускает возможность эволюции при участии Бога-Конструктора, и за это он подвергается критике на сайте креационной организации Международное Служение Творения (Wieland C. The New Anti-Darwinism - Joys and Dangers). Сама книга Бихи вызвала оживленную дискуссию в Интернете и, судя по содержанию этой полемики, она вполне тянет на статус научной в жанре "теоретическое исследование".

Еще один аналогичный пример - книга молекулярного биолога со степенью PhD Майкла Дентона "Эволюция: Теория в кризисе" ("Evolution: Theory in Crisis") (1985). Эта книга, кажется, тоже тянет на статус научной книги в жанре "теоретическое исследование", и она также активно распространяется креационистами. Однако книга Дентона - это опять же уже движение Разумного Замысла. Вернее так: когда книга писалась, Дентон был эво-скептиком, сегодня он имеет контакты с этим движением.

Само по себе движение Разумного Замысла - Дизайна - является особой инкарнацией креационизма, но я не хотел бы заниматься здесь анализом литературы "дизайнеров". Это вообще тема для отдельной статьи. Что же касается традиционного "младоземельного креационизма", здесь кое-что из специализированной научной литературы было издано Группой Бараминологических Исследований (Baraminology Study Group). В этой структуре собрались наиболее квалифицированные биологи-креационисты, имеющие ученую степень PhD и занятые разработкой бараминологии - креационной систематики. К их числу относятся, в частности, такие известные в креационизме лица как биохимик Тодд Вуд и палеонтолог Курт Уайс. С некоторыми текстами бараминологов, в числе которых есть восемь сборников статей, можно ознакомиться на сайте Группы. И это все, что мне удалось найти. Сравните теперь количество креационных книг, могущих претендовать на статус научной специализированной литературы, с объемом эволюционных публикаций по биологии.

Тест 5. Состояние зарубежных креационных сайтов тоже весьма грустное. Если взять 13 ссылок на зарубежные креационные ресурсы с сайта Общества Креационной Науки, Вы не найдете там чисто научных веб-страничек. Самые лучшие сайты из этого списка принадлежат соответственно Институту Креационных Исследований, Обществу Креационных Исследований и Международному Служению Творения - наследнице организации Ответы Бытия. Однако, на этих сайтах Вы опять же обнаружите массу апологетических статей для народа и совсем немного текстов, имеющих хотя бы внешние признаки науки.

В этом смысле в самом лучшем состоянии находится, возможно, сайт Общества Креационных Исследований, где размещены тексты статей журнала Creation Research Society Quarterly. Об этом журнале речь еще пойдет ниже, поэтому сейчас я хотел остановиться на текстах, размещенных на двух других сайтах. Возьмем, например, сайт Института Креационных Исследований. На момент написания этой статьи там в опции "technical research papers" было размещено целых 74 текста. На первый взгляд это достаточно много. Дело, однако, в том, что Институт Креационных Исследований появился в 1972 году, то есть существует уже более 30 лет, и в результате получается примерно по две статьи на год. Статьи же с коротенькой библиографией из регулярно пополнявшихся и обширных разделов Impact и Acts and Facts с сайта Института вообще невозможно считать научными. Они представляют собой просто некие апологетические заметки, а это означает, что перед нами не столько исследовательский институт, как заявлено в его названии, сколько образовательный и апологетический центр.

Если же говорить о сайте Международного Служения Творения, то там Вы опять же почти не найдете научных по форме статей. Это главным образом апологетические, предназначенные для народа тексты. О журнале Journal of Creation, издаваемом этой организацией, речь пойдет ниже. Для сравнения, опять же, загляните на сайт "Проблемы эволюции". Ознакомьтесь также с зарубежными эволюционными сайтами, их много, и материалов там тоже более чем достаточно.

Тест 6. Состояние креационизма можно также оценить по содержанию соответствующих журналов. Два наиболее авторитетных издания креационистов - это журнал Creation Research Society Quarterly, выпускаемый Обществом Креационных Исследований (издается с 1965 года), и Journal of Creation (ранее - Creation Ex Nihilo Technical Journal), который издавался организацией Ответы Бытия. В 2006 году в этой организации произошел раскол. Один из осколков по-прежнему называется Ответы Бытия и выпускает журнал Answers. Второй - более крупный фрагмент - получил название Международное Служение Творения, именно эта организация продолжила издание Journal of Creation.

Часть статей и абстракты журнала Creation Research Society Quarterly размещены на сайте Общества Креационных Исследований. И если просмотреть абстракты, например, за пять лет с 2004 по 2009 год (vol. 41-45), окажется, что из 90 статей лишь 45 (50,0%) могут быть причислены к научным, остальные явно представляют собой тексты для народа. Кроме того, как можно понять из некоторых ссылок, объем журнала составляет двести с лишним страниц, но для каждого номера приведено лишь по 4-5 абстрактов, и, очевидно, что они соответствуют самым лучшим статьям номера, а это означает, что в целом доля научных по форме статей в номере значительно ниже. Замечу также, что выходит этот журнал только один раз в квартал.

Имея перед собой лишь абстракты, трудно все же судить о доле научных по форме статей в каждом номере. Однако на сайте существует также опция "избранные статьи" (selected articles), в которую, надо полагать, включены лучшие материалы журнала. При этом я в состоянии оценить только биологические статьи данной рубрики. На момент написания этой работы там было размещено 19 текстов, из них только 5 (26,3%) имели внешние признаки научной статьи. Остальные были явно предназначены для народа.

При этом еще раз подчеркну, оценивая статью в качестве научной, я опять же имел в виду не ее научную состоятельность. Принималось во внимание лишь наличие неких внешних признаков, свойственных нормальной статье по естественным наукам. Между тем статья может выглядеть наукообразно, но при этом быть совершенно абсурдной по содержанию. Так, в опции "избранные статьи" журнала Creation Research Society Quarterly среди текстов размещена имеющая внешние признаки науки статья Джона Герцена. Она посвящена "доказательству" того, что полуразложившийся труп акулы, выловленный японской шхуной "Зуйо Мару" в 1977 году, был на самом деле тушей плезиозавра (Goertzen J. New Zuiyo Maru Observation - Strong Indication It Was Marin Tetrapod // Creation Research Society Quarterly, 2001, vol.38, no.1, pp.19-29).

Подобные "факты" нужны креационистам для обоснования того, что динозавры жили совсем недавно. Об истории исследования туши "плезиозавра" с шхуны "Зуйо Мару" и о научности статьи Герцена речь еще пойдет ниже. Что же касается других текстов рубрики "избранные статьи", причисленных мной по чисто внешним признакам к научным, их абсурдность - это уже вопрос для профессионалов. Меня же в данном случае интересовал лишь формальный вопрос соотношение между статьями, предназначенными для народа, и статьями, имеющими внешние признаки науки.

Составить представление о количестве научных статей, публикуемых в журнале Creation Research Society Quarterly, можно в том числе по двум обзорам, написанным биохимиком-креационистом Дуэйном Гишем и опубликованным им в том же журнале. В обзоре "Декада креационных исследований" (1975) анализируются статьи креационистов, опубликованные в Creation Research Society Quarterly за 10 лет, начиная с 1965 года (Gish D. A Decade of Creationist Research (Part I, II) // Creation Research Society Quarterly, 1975, vol. 12, no.1, pp.34-46).

Вторая статья Гиша - "Еще о креационистских исследованиях" (1989) - является обзором статей, опубликованных за следующие 14 лет (Gish D. More Creationist Research (14 Years). Part I. Geological Research) // Creation Research Society Quarterly, 1989, vol.25, no.4, p.161; Gish D. More Creationist Research (14 Years). Part II. Biological Research // Creation Research Society Quarterly, 1989, vol.26, No.1, p.5).

В каждом из них есть два раздела - по геологии и биологии. В первом обзоре в части, посвященной биологическим работам, использовано 13 источников, а во втором - 18, то есть в результате получается меньше чем по полторы работы в год.

Конечно, в эти обзоры явно попали не все работы. Но если посмотреть абстракты в Creation Research Society Quarterly за пять последних лет (2004-2009, vol.41-45), по аннотациям окажется, что там, если исключить статьи для народа, опубликовано лишь 11 текстов, имеющих внешние некие признаки науки, то есть получается по 2,2 научных статьи по биологии в год. Речь, таким образом, идет примерно о таких достойных всяческих похвал темпах исследований - 2-3 биологические статьи в год. При этом я даже не пытаюсь оценить качество этих статей, я отмечаю только их число. Сколько эволюционных работ по биологии появляется сегодня ежегодно, я даже не берусь посчитать.

Журнал Journal of Creation (ранее Creation Ex Nihilo Technical Journal) издавался сначала организацией Ответы Бытия, а после раскола в ней - ее наследницей - организацией Международное Служение Творения. Журнал этот выходит с 1984 года. Когда-то он выпускался раз в два года, затем два раза в год, сегодня - три раза в год. Это тощий журнал, объемом чуть более ста страниц, и претензии к нему все те же - обилие материалов для народа, а, кроме того, удручающий объем статей, большая их часть - это коротенькие тексты в одну, две, три или четыре странички. В пяти последних номерах журнала - с апреля 2008 по июль 2009 года - статьи такого размера составляют 60,8% от общего их числа (93 из 153 статей). И если ознакомиться с доступными в обычном режиме статьями в десяти последних номерах журнала - с августа 2006 по июль 2009 года, то из 57 статей лишь 6 текстов (10,5%) имели некие внешние признаки науки.

Замечу, в статьях из академических журналов принято все же иметь некую структуру - "введение", "материалы и методика", "результаты" и "обсуждение", а если это аналитический обзор - обширный список литературы. Эти внешние признаки вообще отсутствуют в статьях из Journal of Creation. Добавлю к этому еще и то, что Международное Служение Творения выпускает также облегченный вариант этого издания - журнал Creation. Он выходил с 1978 года - сначала два и три раза в год, а с 1983 года журнал выходит четыре раза в год. Но данное издание вообще не претендует на статус научного. Добавлю к этому еще и то, что Ответы Бытия после раскола в этой организации издает журнал Answers, однако он явно не тянет на статус научного.

Существует еще целый набор креационных журналов, менее интересных и качественных. С их перечнем и публикациями в некоторых из них желающие могут ознакомиться на страничке Journals and Magazines сайта Northwest Creation Network. Там перечислено 45 креационных журналов. Это, например, журналы Origins, Creation Sciences and Humanities (этот журнал прекратил существование, но с его архивом можно ознакомиться на сайте www.creationism.org) и Creation, - журнал, издаваемый старейшей креационной организацией Великобритании - Движением Креационной Науки (Creation Science Movement), которая под иным названием существует с 1932 года. Но это уже откровенно креационная публицистика.

И когда я сравниваю Creation Research Society Quarterly или Journal of Creation со знакомыми мне по специальности эволюционными журналами, например, с такими как Ethology, Ecology and Evolution или с "Журналом общей биологии", то различия здесь вообще не сопоставимы. И дело не только в отсутствии в этих журналах статей, предназначенных для народа, но и в самом качестве статей. Различия отчетливо заметны также в мере использования методов математической обработки данных, количестве и сложности рисунков, в объеме использованной литературы и еще во многих иных вещах. В статье "Подлый удар в спину эволюционизма со стороны окаменелостей" геолог-креационист Александр Лаломов порекомендовал прежде чем критиковать креационизм ознакомиться со статьями из научных журналов креационистов - Creation Research Society Quarterly и Creation Ex Nihilo Technical Journal. Увы, в целом эти журналы производят удручающее впечатление.

Креационисты нередко жалуются на суровую научную цензуру, на то, что их статьи систематически отвергаются академическими изданиями. Но если посмотреть перечисленные выше креационные журналы, становится явным, что за все время своего существования креационное сообщество не смогло наладить выпуск даже одного полноценного научного журнала, заполненного чисто научными текстами. При этом в случае Creation Research Society Quarterly мы имеем дело с журналом, объединяющем самые различные дисциплины - креационную биологию, геологию, физику, космологию. В связи с этим замечу - одни только зоологи Российской Федерации почему-то регулярно выпускают по объемному номеру "Зоологического журнала", а все мировое сообщество креационистов не в силах даже один раз в квартал выпустить полноценный номер Creation Research Society Quarterly, и это при таких-то огромных амбициях, в том числе в сфере образования.

Я не хочу сказать того, что заслуживающих некоторого внимания статей в Creation Research Society Quarterly вообще нет. Дело в ином - проблема креационных журналов состоит в остром дефиците специализированных научных статей и в засилии "народных" текстов. Увы, креационизм - это такая странная наука, где есть множество книжек с яркими обложками для простой публики, но при этом нет или почти нет специализированной научной литературы, которая, как я уже говорил, собственно говоря, и является признаком реального существования науки. И это странно, ведь популярная литература обычно является вторичной по отношению к литературе научной. Эволюционной теории посвящена огромная научная литература, но популярных книг и статей здесь все же меньше. В креационизме совершенно иные пропорции - специализированных научных текстов почти нет, но зато есть множество статей и книжек, поддерживающих в прихожанах церквей веру в буквальное понимание Книги Бытия. Но можно ли считать подобное положение дел хоть сколько-нибудь благополучным, и соответствует ли оно стандартам, предъявляемым к состоявшейся науке?

Напомню в связи с этим, что книга Джона Уиткомба и Генри Морриса "Потоп из Книги Бытия" ("Genesis Flood"), обозначившее начало современной истории креационизма, вышла в 1961 году, то есть с тех пор прошло почти полвека, но положение дел изменилось не слишком заметно. Между тем, за полвека, прошедшего после публикации в 1859 году "Происхождения видов" Чарльза Дарвина, эволюционная теория завоевала весь мир и стала господствующей парадигмой в научном сообществе.

К сказанному выше добавлю еще и то, что доминирование в креационизме "народных" текстов находит отражение в состоянии, в котором пребывают сегодня некоторые известные креационные аргументы. Среди них есть и такие, которые кажутся вполне внятными, по крайней мере для дилетанта. Примером могут служить, скажем, некоторые аргументы в пользу "молодой Земли", скажем известный расчет возраста мирового океана по количеству соли, предпринятый Стивеном Остином и Расселом Хафрейсом. Проблема, однако, состоит в том, что креационистов часто вполне устраивают простенькие расчеты и качественные аргументы, тогда как в науке очень важен детальный количественный анализ.

Этот дефект я хотел бы проиллюстрировать одним конкретным примером, а именно тем состоянием, в котором пребывает известный креационный аргумент молодости Солнечной системы, основанный на оценке возраста комет. Суть этого аргумента состоит в том, что ядра комет состоят изо льда, и поэтому трудно понять, как они могли сохраниться, если Солнечной системе миллиарды лет - кометы давно должны были бы испариться от излучения Солнца. Проблемы этого аргумента обсуждаются, в частности, в статье астрофизика-креациониста со степенью PhD Денни Фолкнера "Кометы и возраст Солнечной системы", опубликованной в сборнике "Православное осмысление Творения мiра" (М., 2006, вып. 2), а затем также в альманахе "Сотворение" (компакт-диск, 2002).

Фолкнер отмечает, что этот аргумент, сформулированный креационистами около четверти века назад, обновляется ими крайне вяло. Эволюционисты тем временем разработали концепции облака Оорта и пояса Койпера. Облако Оорта согласно гипотезам астрофизиков-эволюционистов находится далеко от Солнца и содержит ядра комет с большим периодом обращения. Пояс Койпера находится несколько ближе и содержит ядра комет с небольшим периодом обращения. Не так давно появились сообщения о том, что пояс Койпера в самом деле существует. Приведу в связи с этим резюме, сделанное Фолкнером:

"Со времени написания ранних креационных работ по кометам и возрасту Солнечной системы было сделано много эволюционных работ. Многие креационисты либо проигнорировали их, либо остались безразличными к этим работам... Очень мало работ креационистов о кометах являются количественными, и лишь некоторые из них представляют оригинальные исследования. Исключением является работа Стиллмана о времени жизни комет с ранним периодом. Это хороший пример работы, какую должны вести в этой области креационисты (Фолкнер Д. Кометы и возраст Солнечной системы // Православное осмысление Творения мiра. Вып. 2, М., 2006, с. 351, 373, 375).

Замечу в связи с этим то, что работа Стиллмана является докладом на Второй международной конференции по креационизму в Питсбурге, состоявшейся еще в 1990 году.

Я не хочу сказать того, что абсолютно все аргументы креационистов находятся в подобном эмбриональном состоянии. Когда проблемой занимается креационист с ученой степенью PhD, он все же пытается свой аргумент изложить более или менее внятно. Скажем, геофизик Джон Баумгарднер давно занимается построением компьютерной модели катастрофического расползания материков. Вообще говоря, выглядит эта модель достаточно абсурдно - боюсь, что расползание материков за считанные месяцы Потопа должно было уничтожить все живое на планете, включая Ноев Ковчег. Но как чисто умозрительная компьютерная модель эта идея может быть детально разработана, и не случайно то, что Баумгарднер получил за нее ученую степень PhD по геофизике в Университете Сан-Франциско. Отдельные примеры количественной разработки креационных моделей и аргументов, таким образом, есть, но их удручающе мало.

Связано это с тем, что в сообществе креационистов вообще мало квалифицированных ученых и много дилетантов, но даже квалифицированные авторы часто занимаются не собственно креационной наукой, а написанием статей для народа. Отчасти это связано с самой архаичностью креационной парадигмы - эволюционизм победил в самых разных научных дисциплинах и сегодня в пределах креационной доктрины вообще трудно написать текст, имеющий внешние признаки науки. Тем не менее, сделать это можно даже сегодня.

Пример - статья Александра Лаломова и Сергея Таболича "Математическое моделирование и определение возраста прибрежно-морских россыпей", опубликованная во втором выпуске альманаха "Сотворение" (компакт-диск, 2004), существующего в электронном формате. Как следует из текста статьи, в ней в пределах креационной парадигмы даже построена некая математическая модель.

Проблема, однако, состоит в том, что таких статей очень мало, и даже сам Лаломов нередко тоже пишет явно научно-популярные тексты. При этом архаичность доктрины - не единственная причина того, почему в креационизме даже лица с учеными степенями пишут тексты для народа, снижая уровень изложения. Дело также в том, что среди креационистов находится слишком мало желающих прочитать научные тексты и тем более купить соответствующие книги и журналы. Сообщество ученых-креационистов с ученой степенью PhD весьма малочисленно, именно поэтому авторы, чтобы их читали, намеренно делают статьи более доступными для народа. Но даже это мало помогает - в России были трудности с распространением первого номера альманаха "Сотворение", и это несмотря на то, что там достаточно много популярных текстов. Именно по причине таких трудностей второй номер альманаха вышел лишь в электронном формате. Замечу также, что проблемы при распространении научной креационной литературы существует не только в России, где трудности можно списать на молодость сообщества креационистов. В предисловии ко второму номеру альманаха "Сотворение" сообщается, что самый авторитетный западный креационный журнал - Creation Research Society Quarterly - тоже испытывает серьезные трудности с распространением, и это опять же несмотря на то, что в нем большую часть статей составляют тексты для народа.

Иногда на креационных сайтах заявляется о великом количестве ученых-креационистов, однако сам факт проблем с распространением их самого известного журнала - CreationResearch Society Quarterly - свидетельствует о том, что их на самом деле очень мало, и это не может не сказываться на состоянии креационной литературы.

2. Дилетанты в креационизме

Как уже говорилось выше, неблагополучие креационной литературы связано с тем, что здесь слишком мало лиц с ученой степенью и слишком много дилетантов. Часто это либо люди вообще без научных степеней, либо люди, имеющие образование и научную степень PhD, но в иных областях знания. Возьмем, скажем, книги и статьи, посвященные критике теории антропогенеза. Среди текстов такого рода, которые были опубликованы на русском языке, я не встретил ни одного, написанного профессиональным палеонтологом или антропологом.

Примеры: Малколм Бауден, человек без степени, автор книги "Обезьяноподобный человек - факт или заблуждение?" (Симферополь, 1996). Геофизик Сергей Головин, человек без степени, автор выдержавшей множество изданий книги "Эволюция мифа. Как человек стал обезьяной". Можно упомянуть также соответствующую главу книги "В умах людей" (Симферополь, 2001) Йена Тэйлора, который, насколько я понимаю, тоже не имеет какой-либо ученой степени. Пишут книги по этой теме также лица, имеющие ученую степеньPhD в других дисциплинах. Это, в частности, специалист в органической химии и фармакологии Артур Уайлдер-Смит, автор книги "Происхождение человека, предназначение человека" (Стефанус, 1995). Еще один пример - выдержавшая несколько изданий книга "Эволюция? Окаменелости говорят: нет!" (Evolution? Fossils say no!) биохимика со степенью PhD Дуэйна Гиша - в ней тоже присутствует глава, посвященная проблеме антропогенеза. Этой же проблеме посвящена книга химика со степенью PhD Дэвида Роузвера "Происхождение человека" (Симферополь, 1996, буклет № 18). В первом выпуске альманаха "Сотворение" (М., 2002) была также опубликована статья-перепечатка из Creation Ex Nihilo Technical Journal (ныне - Journal of Creation) (2000, vol. 14, № 3, pp. 91-99), посвященная статусу австралопитеков. Ее автор - Билл Мелерт, человек с теологической степенью. Еще один пример - глава из книги "Происхождение жизни. Факты, гипотезы, доказательства" (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003) кандидата физико-математических наук Сергея Вертьянова. И, наконец, недавний пример - статья "Антропология XXI века - наука или идеология?", опубликованная кандидатом геологических наук Александром Лаломовым в сборнике "Православное осмысление творения мiра и современная наука" (Вып. 5, М., 2009).

Можно привести еще великое множество случаев того, когда креационисты без ученой степени или со степенью в иной области берутся за написание книг или статей не по своей теме.

Примеры: Астроном Дональд Деянг пишет книгу "Геология и Творение" ("Geology and Creation") (2004), а физхимик Джонатан Сарфати написал книгу "Несостоятельность теории эволюции" (Симферополь, 1999). Медик Карл Виланд является автором палеонтологической книги "Камни и кости" (Симферополь, 1994), а биохимик Дуэйн Гиш - автором нескольких книг по палеонтологии. Среди них в том числе книга "Эволюция? Окаменелости говорят: нет!" ("Evolution? Fossils Say No!") (1980), а также книга "Динозавры - результат разумного замысла: Вопросы и ответы" ("Dinosaurs by Design: Questions and Answers") (2000). Ну, и так далее и тому подобное.

Увы, в креационизме дилетантские экскурсы в чужие области знания вообще являются скорее правилом, чем исключением. И не удивительно то, что результаты подобных экскурсов до уровня состоятельного научного продукта явно не дотягивают. Это главным образом тексты для народа, и, может быть, единственное исключение из перечисленных выше примеров - это статья по палеоантропологии Билла Мелерта из альманаха "Сотворение". Однако для того, чтобы вполне оценить меру ее дилетантизма нужно все же быть антропологом, кем я, увы, не являюсь.

Если же говорить о популярной креационной литературе, то здесь широко распространен жанр книг-компилляций - они обо всем понемногу, и пишут такие книги опять же обычно дилетанты. Уже обозначенные выше примеры - книги Генри Морриса, книга Бена Хобринка "Эволюция: яйцо без курицы" (М., 1993) или книга Томаса Хайнца "Творение или эволюция?" (Чикаго, 1978). Помимо авторов компилятивной литературы в креационизме присутствует также целый слой лиц, специализирующихся на написании научно-популярных статей. К их числу относится уже упомянутый выше химик со степенью PhD Дэвид Роузвер. Как сообщает Рунет, ему принадлежит помимо книги-компиляции "Наука о сотворении мира" (Симферополь, 1995) еще множество разнообразных текстов. Это, например, статьи "А был ли большой взрыв?", "Молекулярная биология опровергает теорию эволюции", "Ледниковый период и библейская шкала времени", "Жук-бомбардир" и другие.

Еще одним очень известным автором-универсалом в креационизме является Джерри Бергман. В журнале Creation Research Society Quarterly я насчитал за последние пятнадцать лет три с лишним десятка его статей на самые различные темы. Публикуется он также в других креационных журналах. При этом Бергман имеет целых две ученые степени PhD, а именно в психологии и в дисциплине под названием "биология человека". И пишет он тоже о многом - о гипотезах эволюции зубов и волос, о роли дарвинизма в холокосте, о деле Галилея, о гомосексуализме, о биогенетическом законе, о проблемах абиогенеза, об инопланетянах и так далее.

Можно было бы порадоваться такой универсальности, и все же даже популярные статьи лучше писать специалистам. В связи с этим приведу в качестве характерного примера один текст Бергмана. На сайте Христианского научно-апологетического центра (Симферополь) размещена его статья "Дарвинизм как основа коммунизма".

Роль дарвинизма в становлении идеологий XX века можно интересно и содержательно обсуждать, но все же не на столь убогом уровне. Я не буду перечислять все ляпы этой статьи, обращу внимание лишь на одну деталь. В статье Бергмана утверждается, что дарвинизм стал решающим фактором в возникновении коммунизма, а Дарвин "распахнул двери" марксизму. Цитата из статьи Бергмана:

"Уход от Бога и знакомство с идеями Дарвина вдохновили Маркса на создание нового мировоззрения, в котором не было места для Бога и которое мы знаем под названием "коммунизм"".

Бергман также утверждает, что с Марксом все было в порядке до тех пор "пока в Берлинском университете он не открыл для себя идеи и труды Дарвина".

Дело, однако, в том, что Маркс учился в Берлинском университете с 1836 по 1941 год. Дарвин вернулся из экспедиции на корабле "Бигль" лишь в 1936 году. Он долго писал свою книгу и долго не решался опубликовать ее. Книга Дарвина "Происхождение видов" появилась только в 1859 году и лишь под угрозой потери приоритета. До этого момента Дарвина не публиковал никаких проэволюционных статей. О его изысканиях знали лишь самые близкие друзья, а другие научные работы Дарвина, скажем, монография, посвященная насекомоядным растениям, явно не могли воодушевить Маркса на создание революционной идеологии.

Относительно причин обращения Маркса в атеизм существует несколько версий, но обычно указывают на влияние философии Людвига Фейербаха. Уже в 40-х годах Маркс стал принимать участие в революционном движении. Впервые идея классовой борьбы как двигателя исторического развития была сформулирована Марксом и Энгельсом в их совместной работе "Немецкая идеология" (1846). В 1847 году был создан "Союз коммунистов", а в следующем году появился "Манифест коммунистической партии", то есть опять же до публикации книги Дарвина.

Обращу внимание также на то, что висит статья Бергмана на сайте Христианского научно-апологетического центра (Симферополь) уже очень давно, и лишь относительно недавно у нее появилось короткое послесловие, в котором обращается внимание на откровенные ляпы данной статьи. Это результат моей переписки с сайтом. Дело, таким образом, не только в безграмотности креационных авторов и дефиците в их среде профессионалов, способных написать нормальную статью. Дело также в симметричном состоянии креационной публики, которую вполне устраивают статьи, подобные написанной Бергманом.

Приведу еще один пример безграмотного популярного текста, висящего в Рунете и созданного уже отечественным креационистом. Это статья математика Геннадия Калябина "Экскурсия в Государственный Дарвиновский Музей ", посвященная, конечно же, опровержению теории эволюции. Эта статья известна и весьма популярна в Рунете. Она размещена в том числе на сайте Христианского научно-апологетического центра (Симферополь). Выход на нее присутствует также на сайте "Шестоднев против эволюции", а еще она размещена на сайте "Православное чтение. Сборник душеполезных текстов" и на Христианском портале "Евангелие".

В этой статье биолога совершенно ошеломят некоторые высказывания автора, которые породят вполне конкретное отношение к креационизму вообще и к автору в частности.

Например, там утверждается, что журналы с работой Менделя, в которой были открыты законы наследственности, были "найдены и прочитаны Вейссманом (sic) и Морганом и перепроверены ими на насекомых (знаменитые плодовые мушки дрозофилы), мышах и овцах". На самом деле законы Менделя были переоткрыты независимо друг от друга и от работ Менделя в 1900 году Г. де Фризом (Голландия), К.Корренсом (Германия) и Э.Чермаком (Австрия). Де Фриз, Чермак и Корренс сделали свои работы вовсе не на мышах и овцах, а на растениях. Томас Морган не имел отношения к переоткрытию законов Менделя, он начал свои эксперименты с дрозофилой лишь в 1910 году, то есть десять лет спустя. Еще до переоткрытия законов, в 1892 году, Август Вейсман выдвинул идею зародышевой плазмы, материального хранителя наследственности, но опять же он не имел отношения к переоткрытию законов Менделя. И я сильно подозреваю, что Калябин приписал все Вейсману и Моргану лишь потому, что в Советском Союзе генетику клеймили как "вейсманизм-морганизм". Может показаться, что это лишь некие мелочи, но от математика с ученой степенью доктора наук требуется в том числе точность, требуется она также от научной апологетики, а ее отсутствие - это вообще заметное и раздражающее свойство креационной публицистики.

Мягко говоря, своеобразно Калябин описывает также сложные отношения между генетикой и теорией эволюции. После переоткрытия законов генетики в 1900 году в самом деле возникла проблема их адаптации к дарвинизму. В частности, возникло понимание того, что разброс по признакам в потомстве определяется различиями в наборе генов, существующих в популяции, а потому отбор будет упираться в некие пределы. Отбор в чистых линиях в самом деле оказался неэффективным.

В связи с открытиями в генетике часто пишут о кризисе дарвинизма в начале XX века. По этому поводу Калябин утверждает, что эволюционисты "искажали", "замалчивали" достижения генетики. Но я не понимаю как, например, Гуго де Фриз, один из тех, кто переоткрыл законы Менделя, мог замалчивать собственные открытия? Он был эволюционистом и создал собственную концепцию эволюции, альтернативную дарвинизму. Никаких преследований генетики в Европе со стороны эволюционистов не было, заметного оживления креационизма в связи с открытием законов Менделя тоже не произошло. Вместо этого как грибы стали расти альтернативные теории эволюции. Томас Морган, например, подобно Гуго де Фризу попытался объяснить эволюционный процесс, ограничив при этом роль естественного отбора.

Замечу также, что именно де Фриз ввел понятие "мутация". Позднее именно мутационная теория позволила синтезировать дарвинизм с генетикой, поскольку именно мутации могли поставлять материал для отбора. Уже в конце 20-х годов Сергеем Четвериковым в Советском Союзе и в 30-х годах Роналдом Фишером, Джоном Холдейном и Сьюэлом Райтом на Западе был в общих чертах осуществлен синтез генетики и теории эволюции. В результате этого возникла современная ее версия - синтетическая теория эволюции, или неодарвинизм. И произошло это вовсе не после открытия молекулы ДНК, как это утверждает Калябин. Книга Джулиана Хаксли "Эволюция: Новый синтез" ("Theory of Evolution:The New Synthesis"), от которой произошел сам термин "синтетическая теория эволюции", была опубликована еще в 1942 году. К этому стоит добавить еще и то, что именно генетика позволила решить так называемую "проблему Дженкина", которая так мучила Дарвина и отбросила его в последних изданиях "Происхождения видов" на позиции ламаркизма. И это обстоятельство еще раз говорит о том, что отношения между генетикой и дарвинизмом вовсе не были столь антагонистическими, как это иногда принято утверждать в креационной литературе.

Калябин уверяет, что в Советском Союзе генетика преследовалась именно потому, что она противоречила теории эволюции. Может быть, Николай Вавилов и был православным человеком, как утверждает Калябин (мне об этом ничего не известно). Но креационистом он явно не был, между тем при прочтении текста статьи Калябина у читателя создается отчетливое ощущение того, что в Советском Союзе преследования генетики и лично Вавилова были результатом борьбы дарвинизма с креационизмом.

Однако генетики - оппоненты Лысенко - вовсе не отрицали эволюцию. Если несколько упростить ситуацию, лысенкоисты находились на неоламаркистских позициях, а советские генетики защищали реформированный дарвинизм. При этом думается, Коммунистическая партия предпочла теорию Лысенко по неким конкретным соображениям. Марксизм исходил из того, что социум способен вылепить из человека все что угодно, между тем генетика утверждала, что свойства организма сильно зависят от генов. Сыграло свою роль еще и то, что Лысенко стяжал себе имидж народного академика и был ловким демагогом, он понравился лично товарищу Сталину. Теория Лысенко имела также поддержку внизу - среди рядовых научных работников, которые часто были малограмотны. Кроме того, несмотря на то, что в Советском Союзе уже в 20-е годы возникла очень сильная школа генетики, сама она казалась западной наукой. Тогда вообще муссировалась идея "пролетарской науки" и соответственно велся поиск образа врага. Здесь могло сыграть свою роль и то, что Мендель был католическим монахом. Думаю, по всем этим причинам кому-то показалось правильным противопоставить "диалектический" лысенкоизм измышлениям "буржуазной" генетики. Так или иначе, но рассматривать все эти события в качестве борьбы генетики и дарвинизма является даже не упрощением, это просто фактически неверно и представляет собой грубую схему.

И дело здесь не только в безграмотности автора разбираемого опуса, но также в его откровенной пристрастности. Увы, многие апологеты креационизма погрязли в тенденциозности. В одной из своих статей Калябин уверяет, что общество у нас подвергается со стороны академической науки "тотальной дезинформации", а научные факты ею "чудовищно искажаются". По мнению Калябина "тайная и тотальная научная цензура" намеренно скрывает от людей правду о происхождении мира, и эта цензура превосходит по жестокости даже испанскую инквизицию (Калябин Г. Взгляд математика на христианство и науку в историческом аспекте). Но в своих коллегах-эволюционистах я почему-то не уловил никаких признаков заговора против общества. Они получают небольшую зарплату и, как правило, честно занимаются научной работой, пытаясь логично интерпретировать факты в рамках эволюционной парадигмы, в которой они воспитаны, а вот перечисленные выше безграмотные суждения из статей самого Калябина, разве это не "искажения" и не "дезинформация"?

Приведу в заключение еще один пример дилетантского обращения с научными текстами. Это оценка возраста Солнечной системы, сделанная по скорости сжатия Солнца. Данный аргумент описывается, например, в мини-энциклопедии креационизма, книге Йена Тэйлора "В умах людей. Дарвин и новый мировой порядок" (Симферополь, 2001).

Тэйлор ссылается на данные астрофизика Дж.Эдди и математика А.Бурназяна, которые опубликовали в 1979 году работу, в которой были обработаны измерения диаметра Солнца с 1836 по 1953 по данным Гринвичской обсерватории. Критическая оценка этих результатов научным сообществом подана Тэйлором как проявление пристрастности и желания спастись от неудобных фактов, свидетельствующих о молодости Солнечной системы. Как сообщает Тэйлор, один из авторов, "жонглируя статистикой", попытался усомниться в значимости полученных результатов. Другой неубедительно предположил, что сжатие время от времени сменятся расширением (Тэйлор Й. В умах людей. Симферополь, 2001, с.357-358).

Но совершенно иная картина вырисовывается, если исходить из текста статьи профессионального астрофизика Владимира Сурдина "Православное естествознание" (Сурдин В. Православное естествознание). Дело в том, что после появления работы Дж.Эдди и А.Бурназяна были предприняты дополнительные измерения диаметра Солнца, в том числе при прохождении Меркурия по его диску, и оказалось, что какого-либо значимого изменения диаметра Солнца вообще не было обнаружено. При этом сам Дж.Эдди не является авторитетным лицом в сообществе астрофизиков, а уменьшение диаметра Солнца, якобы обнаруженное им, как оказалось, объясняется тем, что в атмосфере над Гринвичем за указанный период в результате загрязнений снизилась прозрачность воздуха, и поскольку яркость Солнца меняется к краю, при измерении его диаметра получался меньший результат. Добавлю к этому, что в 1984 году Эдди опубликовал в соавторстве другую работу, в которой утверждалось, что в период с 1967 по 1983 год диаметр Солнца, напротив, увеличился. И это можно объяснить снижением загрязнения в связи с уменьшением сжигания угля.

Кто первым среди креационистов выдвинул аргумент, апеллирующий к сжатию солнечного диска, мне, к сожалению, неизвестно, но профессиональным астрофизиком такой человек явно не был. Замечу также, что приведенные выше осложняющие и неудобные детали Тэйлором просто опущены. И такой усеченный способ подачи материала вообще часто используется креационистами, а именно берется какой-нибудь аномальный факт или концепция, и если они как-либо соответствует креационизму, то объявляются гонимой истиной, а скепсис научного сообщества объясняется не причинами научного характера, а проявлением пристрастности и безбожия.

Это относится также к другим астрономическим "хронометрам", свидетельствующим о молодости Вселенной и Солнечной системы, придуманным креационистами. В статье Сурдина в связи с этим упоминается измерение возраста Галактики по скорости движения шаровых скоплений звезд, измерение возраста Луны по скорости ее остывания и удаления от Земли, а также аргумент в пользу молодости Луны, апеллирующий к наличию у нее магнитного поля. И всякий раз в статье Сурдина всплывают такие детали, которые заставляют сомневаться не только в компетентности, но и научной честности креационистов.

Увы, вынужден признать, что среди креациионистов вообще заметен слой дилетантов и недобросовестных пропагандистов. Конечно, опять же можно попытаться отделить в креационизме мух от котлет, выделить креационизм "народный" и собственно научный креационизм, представленный, например, деятельностью Института Креационных Исследований. Дело, однако, в том, что даже в них достаточно много дилетантов, лиц без всякой ученой степени, а иногда и без научного образования.

Мерой влияния лиц без степеней в официальном креационизме может служить, в частности, состав сотрудников Института Креационных Исследований в Сан-Диего, самого известного и единственного научного института креационистов. Генри Моррис в статье "Ученые Института Креационных Исследований" приводит список штатных и нештатных сотрудников. В первой категории степень PhD имели 7 лиц из 11 (64%), остальные имели степени либо в инженерии, либо в образовании, либо вообще их не имели. Из 44 лиц, сотрудничающих с Институтом, степень PhD имели 29 человек (66%) (Morris H. The ICR scientists // www.icr.org // Impact # 346, 2002, April 1).

Количество лиц, с которыми сотрудничает Институт Креационных Исследований, конечно, поражает своим объемом, но даже среди них чуть ли не половину составляют люди без ученой степени PhD. Обращу внимание также на состав участников Международных конференций по креационизму, проводимых в Питсбурге один раз в четыре года. В Интернете есть, в частности, список докладчиков четвертой конференции, состоявшейся в 1998 году. И если верить ему, то из 70 докладчиков лишь 36 (51,4%) имели ученую степень PhD, остальные были магистрами наук (лица, окончившие вуз) (6), бакалаврами (лица, с неоконченным высшим образованием) (5), теологами (2), лицами без титула или непонятным титулом (21) (http://www.creationicc.org).

Разумеется, в нормальных научных институтах тоже работает немало людей без ученых степеней. Дело, однако, в том, что дилетанты в креационизме слишком уж заметы. Более того, они являются авторами многих ключевых для креационизма концепций. В связи с этим я просто приведу несколько конкретных примеров.

Пример 1. На веб-страничке нашего Общества Креационной Науки существует раздел креационные сайты, среди которых числится сайт геолога Таса Уолкера, относительно которого утверждается, что он "давно и успешно" разрабатывает собственную геологическую концепцию. Поскольку я не геолог, мне трудно сказать что-либо об ее состоятельности, я хотел обратить внимание на другое - из Интернета следует, что Уолкер является бакалавром в инженерии и геологии, то есть не имеет даже законченного высшего образования. Но дело не только в этом, просто сайт по креационной геологии, который он ведет, производит впечатление набора примитивных текстов для народа. Там вообще нет внешних признаков науки в виде списка публикаций, рисунков и схем за исключением самых простых. Я вообще не нашел там текстов, подобных тем, которые публикуются, скажем, в журнале "Геология и геофизика". И это называется "давно и успешно разрабатывает"?

Пример 2. В первом выпуске альманаха "Сотворение" (М., 2002), выпущенном нашим Обществом Креационной Науки, есть послесловие к статье Джона Баумгарднера, которая посвящена моделированию быстрого катастрофического расхождения материков, произошедшего во время Всемирного Потопа. В послесловии сообщается, что такой катастрофический процесс должен был вызвать резкое нагревание океана, и оно привело бы к уничтожению жизни в нем. Выход редакция альманаха усмотрела в теории тектоники гидроплит, разработанной креационстом Уолтом Брауном. Суть его концепции состоит в том, что до Потопа на десятикилометрой глубине под огромным давлением находился слой воды. В результате разрыва земной коры вода была выдавлена в атмосферу и стала причиной сорокадневного дождя, о котором сообщает библейский текст.

Я опять же не буду оценивать здесь эту концепцию, поскольку я не геолог. Обращу внимание на другое - из сайта Брауна следует, что он даже не геолог, а инженер-механик. Кто знает, может быть, он просто талантливый дилетант, но сайт Брауна, где выложена его книга "В начале: Свидетельства в пользу Творения и Потопа" ("In the Beginning: Compelling Evidence for the Creation and the Flood") (1995), производит удручающее впечатление - это набор примитивных текстов для народа. Из сведений, размещенных о Брауне в Интернете, также следует, что Браун - это не научный работник, а лектор, организатор семинаров по Библии и креационной науке.

Пример 3. Автором классического креационного аргумента, апеллирующего к толщине метеоритной пыли на Луне является отец научного креационизма Генри Моррис. Личность эта является знаковой для креационизма, поскольку в 1961 году он в соавторстве с Джоном Уиткомбом опубликовал книгу "Потоп из Книги Бытие" ("Genesis Flood"), с которой обычно берет свой отсчет современный креационизм. В связи с рассматриваемым вопросом о мере влияния дилетантов в креационизме замечу, что Уиткомб - теолог, а Моррис - инженер-гидравлик. Добавлю к этому еще и то, что в Институте Креационных Исследований инженер Генри Моррис читал курс гидрогеологии.

Что же касается самого аргумента лунной пыли, то он был впервые изложен Моррисом в книге "Научный креационизм" ("Scientific Creationism") (1974). Моррис привел в ней расчет, согласно которому за миллиарды лет существования Луны на ее поверхности должен был образоваться многометровый слой метеоритной пыли. Однако позднее оказалось, что им была использована явно завышенная скорость выпадения пыли. Этот аргумент был подвергнут критике в том числе Эндрю Снеллингом, сотрудником Института Креационных Исследований, получившим степень PhD по геологии в Университете Сиднея (Snelling A., Rush D. Moon Dust and the Age of Solar System // Journal of Creation, 1993, vol.7, no.1, p.2). Добавлю к этому еще и то, что организация Ответы Бытия поместила аргумент Морриса в свой известный список "Аргументы, которые, как мы считаем, креационисты не должны использовать". Этот список висит на сайте организации Ответы Бытия и отколовшейся от нее организации Международное Служение Творения (Arguments We Think Creationists Should NOT Use). Тем не менее, многие креационисты на Западе и у нас продолжают по инерции пользоваться этим аргументом.

Пример 4. Еще один известный аргумент в пользу "молодой Земли" - определение возраста нашей планеты по скорости снижения магнитного поля. Этот аргумент был изобретен креационистом Томасом Барнсом. Пользуясь данными по измерению величины магнитного поля, он пришел к выводу, что оно меняется экспоненциально, причем примерно двадцать тысяч лет назад величина поля должна была упереться в предел, максимально возможный для Земли, что по мнению Барнса означает, что Земля возникла совсем недавно. Этот аргумент, подробно изложенный им позднее в книге "Происхождение и судьба магнитного поля Земли" ("Origin and Destiny of the Earth's Magnetic Field") (1973), много раз подвергался критике геофизиками.

Споры вокруг аргумента Барнса связаны прежде всего с вопросом о причинах возникновения магнитного поля. В сообществе геофизиков имеет хождение теория геомагнитного динамо, выдвинутая в 1955 году С.Ранкорном, а гипотеза Барнса восходит к непризнанной теории Х.Лэмба, сформулированной еще в конце XIX века. Но поскольку я не геофизик, я не в состоянии квалифицированно судить об этих спорах, поэтому обращу внимание лишь на то, что креационисты опять предлагают нам некую экзотичную теорию, не признанную научным сообществом, а кроме того, Барнс опять же не является специалистом в геофизике. Более того, он даже не имеет ученой степени по физике. Вернее так - его степень PhD по физике, о которой иногда сообщается на сайтах креационистов, получена им в учреждении, не имеющем соответствующей аккредитации.

Пример 5. Упомяну, наконец, классическую в креационизме теорию водного полога, который якобы окутывал нашу планету до Потопа и стал одной из причин сорокадневного дождя. Выдвинувший ее Джозеф Диллоу - по образованию инженер-электрик и теолог. Создавая эту теорию, он исходил из буквального понимания 7-го стиха первой главы Книги Бытие о разделении Богом воды, которая внизу и которая вверху. Его книга так и называется "Вода вверху" ("Water above") (1981). Эта теория "объясняла" не только то, откуда взялась вода для Потопа, но также наличие особого климата до Потопа - согласно Книге Бытия в тот период вообще не было дождей, и земля орошалась паром, поднимающимся над землей (Быт. 2:6).

Для меня так и осталось непонятным, как держался над атмосферой этот толстый слой пара, равноценный по расчетам креационистов двенадцатиметровому слою воды? Непонятно и то, как выдерживали организмы температуру, создаваемую парниковым эффектом, а также давление, которое должно было быть как минимум в два раза больше нынешнего?

Теорию попытался усовершенствовать Ларри Вардиман, физик со степенью PhD из Института Креационных Исследований. Со своими коллегами он попытался уменьшить толщину парового слоя до половины метра, а также до двух метров. Свои результаты Вардиман докладывал на Второй и Четвертой международной конференции по креационизму в Питсбурге - в 1990 и 1998 годах. Тем не менее, большинство креационистов, насколько я понял, отказалось от теории водного полога, о чем сообщается, в частности, в "Книге ответов расширенной и обновленной" (М., 2000, с. 174), выпущенной Кеном Хэмом, Джонатаном Сарфати и Карлом Виландом.

Иногда креационисты даже высказывают сожаления по поводу того, что эта теория направила их сообщество по ложному пути. И кто знает, если бы вопросом изначально занимался физик, а не инженер-электрик, кем являлся Джозеф Диллоу, может быть, эта тупиковая теория вообще не была бы выдвинута. Физик Николай Борисов отмечает, что расчеты Диллоу содержат элементарные ошибки, например, отсутствие перевода единиц из разных систем (!) и неучет энергетического баланса (Борисов Н.М. Христианский взгляд на мироздание или распространение слухов?). И хотя в сообществе креационистов уже сложился скепсис по отношению к теории водного полога, она по инерции продолжает свое существование среди некоторых креационистов. Более того, на сайте Институте Креационных Исследований до сих пор висят соответствующие тексты Вардимана.

Выше был приведен очень ограниченный и условный набор примеров, но этот набор мог бы быть значительнее длиннее. Можно, например, опять же вспомнить об изысканиях креационистов в палеоантропологии, или сослаться на креационные тексты по археологии, или обратиться к работам креационистов по палеоклиматологии. И всякий раз при попытке разобраться в том, что такое креационная наука, Вы неизбежно будете наталкиваться на множество инженеров, теологов, людей без ученых степеней, а иногда даже без научного образования, создающих экзотичные концепции.

Конечно, уже то обстоятельство, что креационизм является "альтернативной наукой", способно сказываться на получении ученых степеней и должностей. И на это обращается внимание, в частности, Джерри Бергман в статье "Современное подавление теистического видения мира", опубликованной у нас в первом выпуске альманаха "Сотворение" (М., 2002). Я не буду отрицать того, что креационисты вызывают в научном сообществе отторжение и, наверное, дискриминируются. Но ведь есть множество нейтральных тем, в разработке которых можно избежать конфликта и защитить по ним диссертацию. Об этом свидетельствуют хотя бы списки креационистов со степенью PhD, висящие в Интернете. Более того, даже креационисты, которые не скрывают своих убеждений, получают степень PhD в очень неплохих местах. Скажем, Джон Баумгарднер получил за свою компьютерную модель быстрого расползания материков ученую степень PhD по геофизике в Университете Сан-Франциско. Более того, он получил ученую степень за разработку откровенно креационной модели. Добавлю к этому Курта Уайса, который получил степень по палеонтологии в Гарвардском университете у самого Стивена Гоулда, причем последний прекрасно знал, о том, что перед ним - креационист. Так что слухи об ужасной дискриминации креационистов при получении ученых степеней несколько преувеличены.

Тем не менее, не всегда нейтральные темы для диссертационной работы удается найти, не поступившись принципами. Академическая наука исходит из совершенно иных теоретических представлений, а креационисты, конечно, испытывают затруднения при защите диссертаций и получении должностей. Но в данном случае дело не в этом, а в том, что по тем или иным причинам дилетантов в сообществе креационистов набирается слишком уж много, а отсутствие квалификации, ученых степеней и пребывания в сообществе профессионалов не может не сказываться на качестве создаваемых моделей.

Обсуждая вопрос о присутствии дилетантов в креационизме, иногда утверждается, что профессионалы находятся во власти догм, а дилетанты способны беспристрастно взглянуть на проблему. В принципе это может быть верным - дилетант способен наткнуться на истину, а профессионал - ошибиться. В некоторых случаях высокомерие академической науки оказалось явно несостоятельным. Пример - реакция профессиональных историков и археологов на проект дилетанта Генриха Шлимана, который вопреки их соображениям все же отправился искать Трою и даже открыл ее. А еще можно вспомнить о том, что Французская Академия Наук в свое время отказывалась воспринимать всерьез сообщения о падении метеоритов. И все же наука в основном делается профессионалами, и в голову не придет считать дилетантизм нормальным состоянием науки.

Некоторые креационисты, однако, наивно убеждены в том, что разобраться в проблемах чужой дисциплины можно кавалерийским наскоком. На самом деле это достаточно безнадежное дело - дилетантский поход в области науки, о которых имеешь смутное представление, и обычно ничем ценным такие экскурсы не заканчиваются. Однако креационисты нередко считают ученых-профессионалов снобами и полагают, что создание научных концепций - не такое уж и трудное занятие. Так, палеонтолог-креационист Сергей Шубин в статье "Ложь "православного эволюционизма"", опубликованной в программном сборнике православных креационистов "Шестоднев против эволюции" (М., 2000), защищая креационистов от обвинений в дилетантизме, ссылается на столь известного философа науки как Пол Фейерабенд. В своей скандально известной книге "Против метода: Опыт анархической теории познания" ("Against Method: Outline of an Anarchistic Theory of Knowledge") (1975) он утверждал, что для понимания "фундаментальных предпосылок самой науки" никто не подходит лучше "смышленого и любознательного дилетанта". Фейерабенд при этом приводит даже один пример такого успешного дилетанта (если, конечно, все, что пишет о нем Фейерабенд, - не выдумка):

"Демарас, талантливый и обаятельный аферист, последовательно выступал в роли главы дирекции института психологии, корабельного врача, охотника, тюремного надзирателя, не имея при этом специального образования и никаких документов. В качестве корабельного врача он попал на войну в Корее и был вынужден оперировать тяжелораненых. Он осуществлял операции, за которые в подобных обстоятельствах не взялся бы ни один хирург, и добивался успеха. Как ему это удавалось? Благодаря быстрому изучению нужных ему разделов в учебнике. В качестве психолога он построил хороший институт, чем заслужил уважение и, как водится, зависть своих коллег. Наука далеко не так трудна, как это может показаться на первый взгляд" (цит. по Шубин С. Ложь "православного эволюционизма" // Шестоднев против эволюции. М., 2000).

Я, однако, не рискнул бы лечь на операционный стол под нож Демараса, несмотря даже на то, что он "талантливый" и "обаятельный". Многие креационисты, подозреваю, - тоже. В связи с этим повторюсь - разобраться дилетанту в проблемах чужой науки и профессии достаточно трудно, и здесь мало помогает даже чтение научных книг и научных журналов потому, что слишком многое зависит от каждодневной практики и общения в научном сообществе.

Именно поэтому экскурсы креационистов в чужие области знания часто сводятся лишь к поиску удобных цитат. Этот вопрос детально обсуждался в ходе известной дискуссии между Атеологом с сайта "Научный атеизм" и Обществом Креационной Науки в лице Александра Лаломова и Александра Хоменкова. Соответствующие тексты можно найти на сайтах этих организаций. Я добавлю к этому лишь то, что эксплуатация удобных цитат - это удел не только отечественных креационистов, их зарубежные коллеги тоже очень любят этим заниматься. Один из примеров - книга профессора биологии Института Креационных Исследований биохимика Дуэйна Гиша "Ученые-креационисты отвечают своим критикам" (СПб., 1995). В ней заключительная глава представляет собой цитатник и называется "Слово - им!". Там собрано 64 цитаты, ставящие под сомнение теорию эволюции и принадлежащие по большей части самим эволюционистам. Добавлю к этому еще и то, что Христианский научно-апологетический центр (Симферополь) выпустил более обширный цитатник отдельной брошюрой. Он называется "Ученые о теории эволюции" (Симферополь, 2003), там собрано целых 130 цитат, очень многие из которых принадлежат опять же эволюционистам.

Но можно ли подменять содержательный анализ проблем тенденциозным цитированием? Научное сообщество всегда неоднородно, и власть господствующей парадигмы вовсе не всесильна, а это означает, что по научным проблемам нередко высказываются самые разные мнения. И у всякой небанальной теории есть свои нерешенные проблемы. Так что выбрать удобные цитаты всегда можно. Именно этим креационисты и занимаются, но можно ли подобные изыскания считать какой-либо наукой?

3. Ученые-креационисты в списках

Чтобы закрыть вопрос о дилетантах в креационизме и продемонстрировать великое обилие ученых-креационистов, составляются списки сторонников этой доктрины от научной революции XVI-XVII веков до наших дней. Неодарвинист Ричард Докинз, по этому поводу иронизирует: "для ученого-креациониста выставлять напоказ свои степени и звания - насущная необходимость, которую они ощущают гораздо острее, чем любой из нас" (Докинз Р. Какая жалость - честный креационист!). Он утверждает, что научные степени креационистов по большей части получены где-нибудь в провинции - в "медвежьих углах", а не в престижных университетах. Тем не менее, можно набрать некоторое количество креационистов, получивших свою ученую степень в очень неплохих местах. Некоторые из таких примеров я уже приводил. Так, палеонтолог Курт Уайс защитил диссертацию в Гарвардском университете у столь известного эволюциониста как Стивен Гоулд. Геофизик Джон Баумгарднер получил степень PhD в Университете Сан-Франциско, и геолог Эндрю Снеллниг - в Университете Сиднея.

В связи с этим вполне можно составить состоятельный список ученых-креационистов со степенью PhD, однако он будет достаточно коротким, и потому в целях рекламы списки искусственно раздуваются. Мини-списки можно обнаружить на некоторых креационных сайтах и в креационных книгах. Пример - книга Джонатана Сарфати "Несостоятельность теории эволюции" (Симферополь, 2001). Добавлю к этому, что под редакцией Джона Эштона издана книга, целиком составленная из личных свидетельств ученых-креационистов, она называется "За шесть дней" ("In Six Days") (2000). В этой книге собрано несколько десятков свидетельств "младоземельных креационистов", имеющих степень PhD. Расширенные варианты списков ученых-креационистов размещены на сайтах Института Креационных Исследований, организации Ответы Бытия и Международного Служения Творения.

Одним из аргументов списка Ответов Бытия является то, что ученые, заложившие основы новоевропейской науки, были креационистами и придерживались буквального понимания сюжета о Творении. К их числу относятся Галилео Галилей, Иоганн Кеплер, Исаак Ньютон и еще множество других известных лиц. Следует также особо подчеркнуть, что креационные установки - убежденность в том, что Бог сотворил Вселенную и наделил ее внятными, умопостигаемыми законами - вообще были одной из предпосылок возникновения новоевропейской науки. Однако понимание сюжетов Библии постепенно менялось. Сначала произошел отказ от буквального понимания текстов, говоривших о неподвижности Земли - разрушился средневековый христианский Космос. Затем стала подвергаться сомнению традиционная хронология Земли, причем делали это вполне религиозные ученые. Скажем, Чарльз Лайель, создавая свои "Основы геологии" (1830-1833), уже исходил из предположения о "старой Земле". При этом Лайель оставался креационистом, просто он разрабатывал собственный вариант этой концепции.

Список ученых-креационистов второй половине XIX века, приведенный Ответами Бытия, уже достаточно сомнителен. В нем тоже присутствует целый ряд громких имен. Это в том числе Майкл Фарадей, Джеймс Максвелл, Луи Пастер, Джордж Стокс, Уильям Томсон (лорд Кельвин). Известны скептичные оценки теории Дарвина по меньшей мере некоторыми из них, однако не совсем понятно в какой мере они придерживались традиционной библейской хронологии, отводящей на историю Земли всего несколько тысяч лет.

Скажем, английский физик Уильям Томсон выдвинул в свое время сильный аргумент против теории Дарвина. Он рассчитал возраст Земли по скорости ее остывания, возраст оказался равным примерно 25 миллионам лет, и это было значительно меньше, что ожидал Дарвин. Он назвал аргумент Томсона "мерзким явлением" и внятного ответа дать не смог (http://dino.disneyjazz.net/i1.html). Дарвин просто проигнорировал расчет Томсона, справедливо решив, что в будущем появятся более адекватные оценки возраста Земли. И все же вычисленный Томсоном возраст Земли был гораздо больше, чем полагали сторонники буквального понимания Книги Бытия. Что думал на этот счет сам Томсон, мне, к сожалению, неизвестно, и я боюсь, что это не очень известно самим креационистам, которые эксплуатируют его имя в своем списке.

Что касается XX века, то после победы эволюционных теорий в биологии и геологии, а также появления эволюционных концепций возникновения Вселенной "младоземельный креационизм" стал откровенно маргинальной доктриной. Списки, висящие на креационных сайтах, имеют целью показать великое обилие ученых-креационистов в XX веке, но на самом деле они свидетельствуют скорее о стремительной деградации креационизма. Примечательно в связи с этим то, что Джон Уиткомб и Генри Моррис, авторы книги "Потоп из Книги Бытия" ("Genesis Flood") (1961), которая является точкой отсчета в современной истории креационизма, являются соответственно теологом и инженером-гидравликом. Среди лидеров креационизма XIX века было немало ученых первой величины, если же посмотреть списки лауреатов Нобелевской премии за XX век, Вы не найдете в них "младоземельных креационистов", хотя там присутствуют верующие ученые. Они не отказались от идеи Творения, однако стали рассматривать эволюцию в качестве его орудия.

В связи с этим замечу, что Жорж Леметр, один из создателей теории Большого взрыва, был католическим аббатом. Религиозны были также космологи Артур Эддингтон, Джеймс Джинс и Эдвард Милн. Тем не менее, из научного мира даже в XX веке не исчезли те, кто даже сегодня верит именно в буквальное понимание сюжета о Творении. На момент написания этой статьи на сайте организации Ответы Бытия присутствовал список ученых, именно так понимающих Книгу Бытия. Там было приведено 182 фамилии. К сожалению, примерно для половины участников списка вообще невозможно узнать ничего кроме фамилии и специальности. Непонятно даже то, есть ли у них вообще какая-либо научная степень или нет. Нет полной уверенности и в том, что все участники этого списка придерживаются "младоземельного креационизма". Например, отечественный генетик, доктор биологических наук Леонид Корочкин (он почему-то фигурирует в списке даже два раза) вообще не является креационистом.

Список на сайте Ответов Бытия составлен так, чтобы подчеркнуть великое количество креационистов, и потому туда включены дантисты, ортопеды, пластические хирурги и психиатры, инженеры и специалисты в гидрометаллургии, географы, лингвисты, компьютерщики и статистики, философы и теологи. И все же есть там некоторое количество нормальных ученых. Стоит, однако, иметь в виду то, что можно быть хорошими специалистом, скажем, в физике горения, в органической химии или в физиологии растений, и при этом придерживаться сюжета о Творении за шесть календарных дней. Специальность не всегда тесно связана с вопросами происхождения мира. Поэтому особенно важно мнение тех, кто непосредственно имеет дело со следами прошлого, скажем, палеонтологов. Таких лиц в списке совсем мало, в нем приведено только 5 фамилий.

Все сказанное выше касается также списка креационистов, размещенного на сайте Института Креационных Исследований. Этот список разбит на две части - по физическим и биологическим наукам. На момент написания статьи в первом списке было 62 фамилии, во втором - 61. Из всего этого числа 21 человек вообще не имели степени PhD, а 6 человек имели степень EdD, то есть являлись "докторами" в образовательных науках, другими словами - были скорее педагогами, а не научными работниками. В этих списках уже не было дантистов, ортопедов и пластических хирургов, но опять же присутствовали инженеры, психологи, географы и гидрометаллурги. При этом в указанном списке тоже очень мало ученых, специальность которых непосредственно связана с проблемами происхождения, в нем очень мало палеонтологов - там было приведено только 2 фамилии.

Что касается вообще не очень большого числа фамилий в этих списках, то на сайте Института это объяснялось тем, что не все лица в него вошли, а, кроме того, многие ученые, верящие в Сотворение мира, ужасно затравлены эволюционистами и сильно боятся говорить о своих подлинных убеждениях.

Трудно сказать лишь на основе этих списков, сколько реально есть ученых-креационистов в мире, и тем более трудно судить о качестве их образования и ученых степеней. Но на сайте Общества Креационных Исследований утверждается, что в его составе присутствует более тысячи человек по всему миру, и около 600 (в другом месте около 650) имеют ученую степень, причем сюда явно входят "доктора" в образовательных науках, медицине и инженерии. В любом случае это крайне мало по сравнению с сообществом ученых-эволюционистов. Для сравнения сошлюсь на Проект Стива, деятельность группы ученых, объединенных именем Стивен и высказывающихся весьма конкретно по поводу креационизма. Сюда, например, вошел лауреат Нобелевской премии по физике Стивен Вайнберг. И только в этот список, размещенный на сайте американского Национального центра по научному образованию, вошло около 750 фамилий.

На самом деле вообще нет большой необходимости приводить какие-то конкретные цифры, чтобы понять - эволюционизм - это господствующая парадигма, а креационисты составляют незначительную группу "еретиков". Креационистов с ученой степенью PhD мало, и то, что они все же есть, еще ничего не говорит о состоятельности их воззрений - в научном сообществе всегда присутствует некоторое количество лиц, разделяющих экзотичные теории. Замечу в связи с этим то, что геоцентрическое Общество Библейской Астрономии возглавляется астрономом Гарурдусом Боу, и он тоже имеет ученую степень PhD.

Конечно, большинством голосов вопросы истины не решаются, но здесь я хотел обратить внимание лишь на состояние, в котором пребывает креационное сообщество сегодня - оно является маргинальным. В данном случае это вовсе не ругательство, а просто обозначение степени реального влияния креационизма в научном мире.

Заключение

Изложенный выше текст имеет смысл очень кратко подытожить. Вопрос этой статьи состоял в том, чем является креационизм - научной концепцией или религиозной доктриной, мимикрирующей под науку? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо оценить креационизм в разных аспектах и при помощи разных критериев. В связи с этим ниже я просто кратко резюмирую оценку креационизма в аспекте различных критериев демаркации, описанных выше.

Один мой знакомый однажды сравнил креационизм с "новой хронологии" Анатолия Фоменко. В самом деле, креационисты редуцируют до десятка тысяч лет геологическую летопись Земли, а "новохронологи" радикально сокращают летопись истории, в результате чего распадение Золотой Орды по некоторым их расчетам приходится где-то на XVIII век. "Новохронологи" утверждают, что летопись сознательно сфальсифицирована группой гуманистов в эпоху Ренессанса, по мнению же креационистов сообщество эволюционистов сознательно или бессознательно фальсифицирует факты. Есть у академика Анатолия Фоменко и у креационистов также совместные претензии к радиоуглеродному методу датирования (Чащихин У.В. Логические ошибки в "новой хронологии" А.Т.Фоменко // "Так оно и оказалось!" Критика "новой хронологии" А.Т.Фоменко (ответ по существу). М., 2001, с. 63).

И все же сближение этих двух концепций при наличии некоторых чисто внешних сходств оказывается поверхностным. В отличие от абсурдной "новой хронологии", которая никогда не была и никогда не будет парадигмой в сообществе историков, креационизм в свое время был научной парадигмой в биологии. До научной революции, совершенной Дарвином, в сообществе биологов было принято объяснять существование целесообразно устроенных организмов прямым творческим актом Бога. Можно, конечно, считать эту парадигму донаучной, но почему? Ведь биология не родилась вместе с появлением книги Дарвина. Как и у всякой парадигмы у креационизма существует множество заслуг перед наукой. Она способствовала накоплению и систематизации огромного эмпирического материала.

Более того, креационизм правильнее называть мегапарадигмой, поскольку эта теория служила моделью объяснения не только в биологии, но также в геологии, палеонтологии и космологии. Стоит также вспомнить еще и о том, что креационные установки, а именно представление о творении природы Разумным Создателем, а также наделении Им природы умопостигаемыми законами, судя по всему, вообще стали теологической предпосылкой для самого возникновения новоевропейской науки. Однако все эти заслуги еще не означают того, что мы должны соглашаться с креационизмом сегодня, и боюсь, что возрождать креационную парадигму в наши дни - это достаточно безнадежное и ненаучное дело.

У теории флогистона тоже были заслуги перед наукой, но попытка ее реанимации в настоящих условиях была бы явно ненаучным актом. Среди ученых-креационистов XIX века можно без труда найти очень известных палеонтологов, геологов, физиков и биологов. Это были звезды первой величины, примеры XIX века - палеонтологи Жорж Кювье и Луи Агассиц, анатом Роберт Оуэн и, возможно, физик Майкл Фарадей. Однако после научной революции, связанной с появлением книги Дарвина, креационизм в биологии был вытеснен на периферию научного сообщества. Креационизм потерпел поражение также в других дисциплинах - геологии и космологии. В XX веке среди лауреатов Нобелевской премии не было ни одного креациониста, верящего в буквальное понимание Книги Бытия, хотя при этом среди них было немало религиозных ученых.

Увы, современный креационизм не соответствует целому ряду критериев научности. Как следует из Интернета, на процессе в Арканзасе для оценки креационизма философ науки Майкл Рьюз использовал пять критериев демаркации:

  1. Наука должна заниматься выявлением законов природы,
  2. Научные объяснения должны быть основаны на законах природы,
  3. Теория должна быть эмпирически подтвержденной,
  4. Теория должна быть фальсифицируемой,
  5. Теория не должна быть завершенной догмой.
По мнению Рьюза креационизм как концепция не удовлетворяет всем этим критериям. И все же едва ли такая оценка является верной. Прежде всего, проблема состоит в том, что далеко не все науки способны удовлетворить первым двум критериям. В связи с этим замечу, что помимо номологических наук ("nomos" на латыни означает "закон"), занимающихся изучением законов функционирования природы, есть исторические науки, занятые реконструкцией прошлого. Как утверждал Карл Поппер, выявление законов истории, в том числе эволюции видов - это достаточно безнадежное дело, потому что в истории очень многое зависит от случая и стечения обстоятельств. Эволюционизм и креационизм относятся к историческим наукам, они занимаются реконструкцией сценариев прошлого, и к ним в принципе не применимы два первых критерия.

На судебных слушаниях в Арканзасе философ Ларри Лаудан защищал точку зрения, согласно которой обе наши теории - креационизм и эволюционизм - удовлетворяют критериям № 3 и 4, то есть критерию верифицируемости (возможность эмпирической проверки) и критерию фальсифицируемости (потенциальная возможность опровержения). В самом деле, сценарии прошлого доступны для косвенной проверки, и в этом Лаудан разошелся с философом науки Майклом Рьюзом, который на процессе в Арканзасе отрицал состоятельность наших теорий в аспекте указанных выше двух критериев. Думается, прав был Лаудан - креационизм формулирует целый ряд конкретных тезисов, например, о молодости Земли, об ограниченной изменчивости видов, о том, что толща осадочных пород образовалась в результате Потопа. В принципе мы можем на основании фактов подтвердить или опровергнуть эти суждения, а потому данным критериям научности креационизм, также как и теория эволюции, удовлетворяет.

Это не означает, что Лаудан выступает за креационизм. Он оценил креационизм в качестве несостоятельной наукой, то есть науки, которая не выдерживает испытания фактами и опровергается ими (Laudan L. Science at the Bar - Causes for Concern // Science, Technology and Human, 1982, vol.7, no.41, pp.16-19). Но опровергнутая теория в аспекте критерия фальсифицируемости по определению является теорией научной именно потому, что она опровергнута. И все же в аспекте того же критерия фальсифицируемости креационизму можно предъявить дополнительные претензии. Дело в том, что в этом критерии можно выделить два теста - "логический" и "методологический". В первом тесте выясняется, есть ли факты, которые в принципе могут противоречить теории, и креационизм этот тест проходит. В "методологическом тесте" рассматривается то, как сторонники теории относятся к опровергающим фактам, признают они состоявшееся опровержение или нет.

На взгляд Лаудана стоит отделять креационизм как опровержимую теорию от сопротивления этому опровержению самих креационистов (Laudan L. More onCreationism // Science, Technology and Human, 1983, vol.8, no.42, pp.36-38). Теория может быть опровержимой как логическая конструкция, и неопровержимой как сообщество сторонников. Адепты теории способны отказаться согласиться с состоявшимся опровержением и превратить теорию в ригидную догму. В этом смысле креационизму может быть предъявлена вполне состоятельная претензия - концепции этой теории черпаются из буквально понятой Книги Бытия, которая оказывается для ее сторонников непререкаемой догмой. И это означает, что креационизму можно предъявить вполне состоятельные претензии в аспекте пятого критерия, сформулированного Рьюзом, который соответствует "методологическому тесту" критерия фальсифицируемости.

Защищая креационизм в этом моменте, Лаудан заметил, что в науке тоже существуют догмы, и это касается в том числе эволюционной биологии. Заметим, однако, то, что научные догмы все же не принимают характер непререкаемого символа веры - любые научные концепции могут пересмотрены. В креационизме ситуация иная - здесь есть концепции, взятые из буквально понятой Книги Бытия, которые заранее приняты нерушимыми.

Однако на этом претензии к креационизму не заканчиваются. Говоря о научности/ненаучности той или иной доктрины, важно представлять ее реальное состояние. Скажем, если астрология существует главным образом в виде разделов в популярных журналах, можно ли ее считать наукой? В этом аспекте креационизму можно предъявить дополнительные претензии.

В связи с этим необходимо заметить, что чисто научные работы креационистов утопают в море пропаганды и мифов. Один мой знакомый заметил - креационизма как науки нет, есть только шум, создаваемый креационистами в обществе. Я опять же не думаю, что это слишком справедливая оценка. Повторюсь, в пределах креационизма можно найти некоторое количество научных работ. В принципе креационизм когда-то был и сегодня может быть в каких-то ограниченных фрагментах эмпирической наукой, но в целом в своем нынешнем положении до статуса состоявшейся науки эта доктрина явно не дотягивает. Креационная литература - это в основном пропаганда, востребованная в церквах, а не наука в классическом понимании этого слова.

Увы, за продолжительное существование в XX веке все международное сообщество креационистов не смогло наладить выпуск даже одного полноценного научного журнала. Связано это с тем, что сообщество креационистов с ученой степенью PhD малочисленно, о чем свидетельствуют в том числе списки ученых-креационистов, размещенные на креационных сайтах. В результате дефицита в креационизме профессионалов даже журнал Creation Research Society Quarterly, где достаточно много популярных статей, испытывает серьезные трудности с распространением.

Замечу также, в критике неодарвинизма креационисты теории эволюции в некотором смысле преуспели, однако успехи креационистов в обосновании собственных концепций, мягко говоря, сомнительны.

Дело ведь не только в том, что креационизм предлагает научному сообществу очень необычную для него концепцию происхождения Вселенной, и не только в том, что в ней сокращается до нескольких тысяч лет вся история мира. Дело также в явно неблагополучном, уродливом состоянии, в котором пребывает креационизм сегодня.

Трезвые оценки нынешнего положения креационизма иногда высказываются самими сторонниками этой доктрины. Пример - пара высказываний палеонтолога Курта Уайса, одного из наиболее квалифицированных ученых в сообществе креационистов. Уайс - палеонтолог и геолог, получивший ученую степень PhD в Гарвардском Университете. Я приведу одно из высказываний Уайса, он сообщает: "У меня много неприятностей с креационистами. Существующие материалы - это ух, я сдержусь и буду вежлив - мусор. Они просто ужасны" (цит. по Атеолог. Креационные войны: Лаломов и Хоменков наносят ответный удар).

Среди креационистов все же есть некоторое количество лиц с учеными степенями, но в науке креационизм, несмотря на продолжительное существование, продолжает оставаться маргинальным явлением. Дуэйн Гиш в связи с этим замечает, что вопрос истины не решается голосованием. В книге "Эволюция? Окаменелости говорят: нет" ("Evolution? Fossils say no!") (1980, p.12) он пишет, что последователи Галилея Галилея тоже когда-то составляли собой незначительное меньшинство. Проблема, однако, в том, что креационизм - это парадигма, давно проигравшая теории Дарвина. Может ли она быть реанимирована? В философии науки Томаса Куна старая парадигма гибнет без всякой возможности на воскресение. Однако в философии Имре Лакатоса старая научно-исследовательская программа - традиция исследования - может деградировать, но в принципе она способна решить свои проблемы и реанимировать себя. Креационизм и эволюционизм чисто формально можно рассматривать в качестве двух конкурирующих научно-исследовательских программ. Иногда подъем движения Разумного Замысла (Intelligent Design movement) оценивают именно в качестве признака возрождения креационизма. Но успехи креационных теорий, включая теорию Разумного Замысла, до сих пор весьма сомнительны.

Хотелось бы также обратить внимание еще на один момент - наиболее интересные критики неодарвинизма, книги которых используют креационисты, принадлежат уже не традиционному "младоземельному креационизму", а к движению Разумного Замысла, которое занимается не защитой традиционной библейской хронологии, а лишь обоснованием наличия в структуре природы Разумного Проекта. В этом смысле часто используемый пример - книга Майкла Бихи "Черный ящик Дарвина: Биохимический вызов эволюции" ("Darwin’s Black Box: Biochemical Challenge to Evolution") (1993). Заметим также, что Бихи, книга которого столь популярна у креационистов, не отрицает возможности эволюции, он полагает, что она в принципе может протекать при участии Конструктора, за что, как я уже писал, подвергается критике на сайте традиционной креационной организации Международное Служение Творения (Creation Ministries International).

В заключение хотел бы обратить внимание на последствия власти креационных доктрин для наших церквей. Буквализм в понимании Книги Бытия отрезает церкви от современной науки. Ведь креационисты предъявляют претензии не только к неодарвинизму. Их не устраивает также космология, геология и археология в в том виде, в котором она существует сейчас. У них огромные претензии также к современным методам радиоизотопного датирования. Кроме того, еще они отрицают теорию общей относительности Альберта Эйнштейна, поскольку от нее один шаг до теории Большого взрыва. В связи с этим замечу, что некоторые лица из числа радикальных креационистов доходят до отрицания теории Коперника.

Хотел бы сказать также несколько слов по поводу теологического аспекта рассматриваемого вопроса - состоятельности буквального понимания Книги Бытия. Совместить господствующие сегодня парадигмы в космологии, геологии и биологии с таким пониманием невозможно. Между тем, строго буквальное понимание Книги Бытия считается в наших протестантских церквах ортодоксальным. Однако насколько состоятелен в современном евангельском богословии строго буквальный подход - это еще большой вопрос.

Целый ряд крупных церквей разделяют сегодня теистический эволюционизм. И это не только Римско-Католическая Церковь, но также протестантские церкви мейнстрима - большинство лютеран, методистов и пресвитериан Америки. Есть эволюционисты также и среди евангеликов, по некоторым данным около одной трети евангеликов Америки разделяют эволюционные взгляды.

Строго буквальный подход к Книге Бытия вовсе не бесспорен, и он не разделяется в том числе рядом авторитетных теологов евангельских христиан. Все же обычно они рассматривают Книгу Бытия не как научный протокол, а как текст, написанный в контексте определенной культуры и ментальности. И вообще мне кажется, не стоит отождествлять все движение евангеликов с фундаментализмом. При этом примеры строго буквального прочтения Библии, предлагаемые креационистами, скажем, попытка буквально понять текст, посвященный огнедышащему левиафану из Книги Иова, едва ли будут одобрены богословами-евангеликами в качестве хорошей экзегезы. Подобна "экзегеза" - это никакая не наука и не богословие, а просто некий сорт маразма.

И такого рода буквальное понимание Книги Бытия отрезает нас также от современного христианского богословия, философии и культуры. Оно превращает наши церкви в некое духовное гетто, в полумаргинальное явление в культуре. И этот пункт особенно важен для церквей России и Украины. Для наших стран традиционным является православие, быть протестантом в православной России - это особый выбор. Сделать его привлекательным - это в том числе вопрос освоения нами культуры - науки, философии и богословия. Протестантских церквей много, но численно - это очень небольшая часть нашего народа, и мы по-прежнему сильно уступаем православию. Можно, разумеется, очень долго существовать в полумаргинальном состоянии, но такое существование не очень перспективно. При этом я вовсе не призываю стать "либералами", я хочу подчеркнуть лишь то, что предлагаемый нам креационизм - это и плохая наука, и плохое богословие.

Наконец, замечу, что сам я в известном смысле считаю себя креационистом, поскольку вполне разделяю соответствующий пункт Никео-Цареградского Символа веры о Творении мира Богом, просто я думаю, что некоторые природные процессы могли послужить орудиями такого Творения, непосредственное вмешательство Бога на всех его этапах было не обязательным. Подобно тому, как человеку была дана свобода в поступках, природе мог быть дан некий аналог свободы развития, в котором, однако, проявился Промысел Божий. В природе я тоже усматриваю Божий Дизайн, но не считаю, что все создано непосредственным вмешательством Бога. Я здесь вполне присоединяюсь к некоторым соображениям биохимика, одного из лидеров движения Разумного Замысла - Майкла Бихи, который допускает возможность эволюции под контролем Конструктора.

Признаюсь также в том, что мне было бы значительно проще, если бы креационизм оказался научно состоятельной концепцией - исчезли бы многие трудные проблемы богословского характера, возникающие при попытках совместить концепцию эволюции с текстом Книги Бытия. Однако отсутствие у креационизма проблем такого сорта, которые являются на мой взгляд потенциально решаемыми, оборачиваются тяжелыми проблемами научного характера. И здесь мы оказываемся перед дилеммой - какие проблемы предпочесть? Мой выбор связан вовсе не с тем, что я предпочел науку теологии, а скорее с тем, что в богословских проблемах теистического эволюционизма мне видятся некие возможности решения, а научные проблемы креационизма представляются неразрешимыми. И хотя критика креационистами эволюционных концепций в ряде пунктов является состоятельной, само научное содержание предлагаемой ими альтернативы оказывается настолько неудовлетворительным, что вопрос выбора лично для меня не возникает.




Христианское чтение

Настоящий документ размещен на сайте RussianLutheran.org с любезного разрешения правообладателей и является сокращенным и переработанным вариантом статьи В.Алексеева "Научный креационизм: наука ли это?", опубликованной на сайте Христианского центра "Реалис". Документ нельзя распространять без разрешения автора и Христианского центра "Реалис".