Ответ на статью Дж.Ренни "15 ответов на креационистский абсурд", опубликованную в журнале "Scientific American" в июле 2002 г.

Макмертри Г.С., DD, Creation Worldview Ministries, США

Псевдонаучную чушь легко распознавать, однажды став к ней чувствительным. Но совсем скверно, когда неверные научные данные и ошибочный анализ используются, чтобы защищать интересы определенных групп в науке. Запомните наш лозунг: "Решением проблемы эволюции является образование!"

Я серьезно сомневаюсь, что нашелся хоть один служитель-креационист, который не посчитал бы своим долгом открыто ответить в печати на июльскую статью (2002 г.) в "Scientific American" ("Американский ученый") под названием "15 ответов на креационистский абсурд". Эта статья была написана не больше не меньше, а самим главным редактором этого журнала Джоном Ренни.

[Un-] "Scientific American" ("Американский неуч") - это один из лучших механизмов эволюционистской пропаганды в либеральной прессе. Я читаю его, только чтобы знать противника "в лицо", и не рекомендую этот журнал другим людям. Конечно, он выделяется в ряду других пропагандистских журналов, таких как "National Geographic" и "Smithsonian".

Если вы еще сомневались в полезности и плодотворности служения креационистов для продвижения Царства Божьего, больше не сомневайтесь. Статья "15 ответов на креационистский абсурд" является достаточным доказательством того, что ведущие эволюционисты в панике хватаются за любую соломинку, чтобы укрепить свою философскую позицию и попытаться сделать ее более приемлемой в глазах общественности.

То, что главный редактор такого журнала переходит в наступление, означает даже больше, чем просто признание важности наших целей и эффективности нашей работы. Откровенно говоря, опровергнуть его утверждения очень легко. Можно было бы даже решить, что это аргументы, не заслуживающие внимания, от плохо образованного оппонента. Но вряд ли мы имеем дело с таким случаем. Джон Ренни - это выдающийся эволюционист, пользующийся большим уважением.

Я буду цитировать его статью и аргументированно возражать там, где это будет нужно.

"Когда 143 года назад Чарльз Дарвин предложил свою теорию эволюции через естественный отбор, она вызвала ожесточенные споры между лучшими учеными того времени. Однако, множество фактов (из разных областей науки) постепенно подтвердили справедливость эволюции. Сегодня эта битва выиграна уже везде за исключением воображения людей".

Различные эволюционные теории никогда не принимались всеми. Фактически, общая теория эволюции существует еще со времен Эдемского сада. И сейчас эта теория принимается не всеми. Очевидно, что некоторые из "людей" достаточно осведомлены, чтобы понять, что в данных и анализе, которые подтверждают теорию эволюции, есть серьезные упущения. Его комментарий - это призыв к братьям по эволюционной вере сомкнуть ряды, громче бить себя в грудь и как заправские евангелисты рьяно защищать эволюционную доктрину и догматику. Обратите внимание на следующее утверждение:

"Находящиеся в осаде преподаватели и другие люди все чаще сталкиваются с трудностями, когда приходится защищать эволюцию и опровергать креационизм. Аргументы, которыми пользуются креационисты, как правило, правдоподобны и базируются на неправильном понимании (или откровенном извращении) эволюции. Но число и разнообразие этих возражений может поставить в затруднительное положение даже хорошо информированного человека".

Что осаждает упомянутых преподавателей? Может быть реальные научные факты; рассудок и логика; использование научных законов; очевидная целесообразность природных процессов и живых существ, а также правильная оценка физических данных опровергают эволюционизм? Также Ренни косвенно указывает на свою самую большую проблему: число "посвященных" эволюционистов уменьшается. Действительно, общее число эволюционистов, которых выпускают наши светские (и, к сожалению, несветские) высшие учебные заведения, растет. Но число отступников креационистов тоже возрастает и даже с большей скоростью. Возможно, этому есть хорошее объяснение.

(Пожалуйста, не забудьте, что мы говорим о "15 ответах на креационистский абсурд".) Каково же первое утверждение господина Ренни?

"1. Эволюция - это только теория. Она не является фактом или научным законом".

Как же он аргументирует свой тезис о том, что креационисты унижают теорию эволюции, называя ее неистинной из-за того, что это только "теория"? Он обвиняет систему школьного образования в том, что учащимся неправильно объясняют значение термина "теория". Возложение на креационистов вины за недостатки школьного образования, которое "они" (эволюционисты) контролируют,- это не самый весомый аргумент. Вдобавок я не думаю, что такой довод к лицу серьезному ученому. Теории - исключительно полезны, и мы используем их все время.

Извлечь пользу, однако, можно, только следуя логике. В школе меня учили закону тяготения. Сегодня эволюционисты хотят называть его "теорией гравитации".

Есть ли разница между "теорией гравитации" и "теорией эволюции"? Между ними - целая пропасть. Ученые могут проверить "теорию гравитации". Они могут также получить непротиворечивые результаты и сделать полезные предсказания, используя свои знания о тяготении. Мы "пользуемся" гравитацией в жизни каждый день, запускаем в космос спутники связи и обнаруживаем новые астрономические объекты с помощью известных данных о тяготении.

Ни об одной из теорий эволюции такого сказать нельзя. Ни одна эволюционная теория не может быть проверена, поскольку никто не в состоянии вернуться назад во времени, чтобы наблюдать ее. Мы не можем воссоздать первобытную Землю, поместить ее на орбите вокруг какой-нибудь звезды и наблюдать возникновение жизни из неживой материи.

Попытки доказать, что жизнь могла зародиться из химического супа, полностью провалились. Не удалось получить даже основные строительные блоки, необходимые для жизни. (Мы не задаемся вопросом, откуда взялся химический суп.) К досаде эволюционистов эти эксперименты фактически подтвердили невозможность эволюции.

"Естественный отбор" - это другое название того явления, которое Дарвин наблюдал на самом деле,- "искусственного отбора" (напрямую контролируемые человеком эксперименты по селекции). Законы генетики консервативны, а не креативны. Генетика не позволяет того, что эволюционисты называют "восходящим" увеличением информации и уровня сложности за счет фактора случайности. Генетика допускает либо нейтральные мутации, либо мутации "нисходящие", ведущие к потере информации. В худшем случае термин "выживание сильнейших" относится к креационизму так же хорошо, как и к эволюционизму.

Наконец, ни одна из теорий эволюции не способна давать правильный прогноз. Дарвин предсказывал, что рано или поздно будет найдено бесчисленное множество переходных ископаемых форм, которые заполнят все эти неприятные "недостающие звенья". Сегодня в геологической летописи больше лакун, чем это было во времена Дарвина. В геологической летописи вообще многое противоречит эволюционной теории: в ней содержится много "кустов", но не единое "древо жизни". Все известные виды существовали еще до "Кембрийского взрыва". Даже сложные позвоночные и беспозвоночные были обнаружены в докембрийских слоях.

Эволюция не является неверной, потому что это только теория. Эволюция ошибочна, поскольку является абсолютно бесполезной философией для поиска научных знаний.

"2. Естественный отбор основывается на круговых умозаключениях: сильнейшие - это те, кто выживает, и те, кто выживает,- сильнейшие".

Это утверждение - не что иное, как невольное пророчество о самих себе. Оно является тавтологией (логическим кругом) просто по своей логической форме. Креационисты не пользуются этим утверждением, чтобы опровергать теорию эволюции. Ренни представляет нашу позицию в ложном свете.

Креационисты атакуют теорию эволюции за гораздо более изощренный логический круг, который используют эволюционисты для "датировки" геологической летописи. Сторонники эволюции рассматривают некоторые виды ископаемых животных, обычно определенные виды моллюсков, как "указатели" или своего рода "ключи" для датировки осадочных слоев. Затем они говорят, насколько древними являются ископаемые моллюски, ориентируясь по лсоям, в которых они были найдены. Кроме того, эволюционисты неправильно применяют для подтверждения своих ранее полученных "датировок" современные технологии, основанные на ложных посылках. Все это - чтобы сделать свои заявления более значимыми.

Итак, в данном заявлении нет ничего интересного.

"3. Эволюция ненаучна, потому что ее нельзя проверить или опровергнуть. Она говорит о событиях, которые невозможно наблюдать и которые никогда нельзя будет воспроизвести".

Итак, я здесь. Эволюция действительно делает утверждения о событиях, которые невозможно ни наблюдать, ни воспроизвести. Конечно, я уже оговорил, что по крайней мере некоторые из этих заявлений, утверждений, догматов веры и концепций эволюционизма можно опровергнуть из-за их противоречия наблюдаемым фактам или неверных предсказаний.

Креационисты открыто признают микроэволюцию, которую легче всего описать как вторичную адаптацию в пределах одного генетического набора, как установленный факт. Микроэволюция - это то, что мы можем видеть при выведении чистопородных лошадей, коров и собак. Все изменения происходят в пределах одного вида. Биологического перехода из одного вида в другой не происходит.

Ренни пишет в защиту эволюции: "Макроэволюция изучает таксономические группы за пределами межвидовых изменений. Ее очевидность часто вытекает из геологической летописи и анализа ДНК, которые путем сопоставления позволяют судить о том, как могут быть связаны друг с другом различные организмы".

Макроэволюция, например превращение рептилий в млекопитающих или птиц, никогда не наблюдалась, не повторялась и не изучалась напрямую. Классификация ископаемых, "доказывающая" эволюцию, у каждого эволюциониста своя. Последовательности ДНК дают противоречивые результаты и безнадежный разброс данных, конфликтующих друг с другом.

Действительное существование микроэволюции не может быть использовано для поддержки безосновательной веры в макроэволюцию. Малые "нейтральные" или "нисходящие" изменения в генах не могут привести к большим "восходящим" изменениям в информации или сложности.

"4. Ученые все больше и больше сомневаются в истинности эволюции".

Пожалуй, это самое забавное место в статье господина Ренни. Выше я уже отмечал, что сам факт написания статьи "15 ответов на креационистский абсурд" вполне доказывает, что ведущие философы-эволюционисты в панике пытаются сомкнуть свои ряды ради защиты своего дела. Но мистер Ренни безапелляционно заявляет: "Ничто не говорит о том, что эволюция теряет своих сторонников".

Кого он собирается одурачить? (Меня как "сторонника" эволюции они потеряли много лет назад.) Его статья как раз и есть признание того, что они теряют своих сторонников и в обществе и среди интеллектуально честных ученых. Если бы эволюционная теория была неопровержима, не было бы нужды защищать ее, а любая атака на эволюционизм была бы бесполезной и неадекватной, полным безумием.

Самый верхний эшелон сторонников теории эволюции знает, что они теряют других менее образованных "сторонников" и притом угрожающими темпами. В отдельной редакторской колонке (стр.10) другой редактор "Scientific American" так привлекает внимание читателей к статье Ренни:

"Обращать инакомыслящих в свою веру - дело неблагодарное. Так почему же "Scientific American" публикует статью об ошибках креационизма (см. стр.78)? Конечно, читатели нашего журнала не нуждаются в том, чтобы их убеждали в истинности эволюционизма. К сожалению, скептицизм по отношению к эволюции распространен гораздо шире, чем можно было об этом предположить. И опрос Гэллапа 1997 г. и опрос Национального министерства науки (National Science Board) 2000 г. показали, что почти половина американцев отрицает эволюцию".

Итак, я это прочитал и нахожусь в полном недоумении. Почему господин Ренни не видит то, о чем прекрасно осведомлены его коллеги по редакционной работе в "Scientific American"? Почему он пишет неправду о том, что является хорошо известным фактом?

Доктор Евгения К.Скотт (Eugenie C.Scott), страстная защитница чистого эволюционизма, в 2002 г. получила премию (Public Service Reward) от Национального министерства науки (того самого, которое проводило опрос, упомянутый выше). Принимая эту "награду", ученая леди пояснила, что она (премия) "подчеркивает важность серьезного отношения к ученым, участвующим в антиэволюционном (креационистском) движении". Итак, если она знает, что проблема существует, почему не допускает такой мысли господин Ренни?

В 1999 г. Гэллап проводил опрос, в котором респондентов спрашивали, согласны ли они со следующим утверждением: "Бог создал людей в их современном виде в течение последних 10000 лет или около этого".

Из участников опроса согласились с этим высказыванием 55% людей с высшим образованием (или ниже высшего); 45% лиц, окончивших колледж, но не имеющих ученой степени; почти 30% докторов наук.

Что же показал данный опрос? Если внушать людям теорию эволюции достаточно долго, то они будут верить в эти сказки несмотря ни на что. Заметьте, что даже после 16 с лишним лет полного погружения в доктрину эволюции почти 30% людей с учеными степенями принимают креационизм!

Нет! Элита эволюционизма в смятении, и они все знают, демонстрируют они это окружающим или нет. У них не получится отрицать, искажать или прятать истину.

Нет, господин Ренни не прав. Многие ученые сомневаются в истинности эволюции. Мистер Ренни вводит читателей в заблуждение, и его коллеги-ученые знают об этом.

"5. Несогласие даже среди биологов-эволюционистов показывает, как мало серьезная наука свидетельствует в пользу эволюции".

Вот что отвечает мистер Ренни на это вполне справедливое наблюдение креационистов: "Биологи-эволюционисты страстно дебатируют на самые разные темы: о видообразовании; о скорости эволюционных изменений; о родовых взаимоотношениях птиц и динозавров; о том, были ли неандертальцы видом, отличным от современных людей, и о многом другом. Подобные диспуты имеют место в каждой отрасли науки. Принятие эволюции, как фактической данности и как некоторого главного принципа, тем не менее, универсально в биологии".

По определенной причине в речи господина Ренни постоянно проявляются характерные черты системы, в которую он верит. Он не может не использовать слова "все", "универсальный" или "никогда". "Принятие эволюции как фактической данности и как некоторого главного принципа" НЕ является универсальным в биологических исследованиях. Когда я готовился стать ученым, мои наиболее интенсивные занятия касались именно биологии. Я больше не верю в эволюцию, поэтому "принятие эволюции" не универсально.

Кроме того, диспуты, которые он имеет в виду не "имеют место в каждой отрасли науки". Ни эволюционисты, ни креационисты не спорят по поводу предназначения того или иного органа в теле. За последние несколько десятков лет были полностью опровергнуты заявления, что гомосексуализм бывает врожденным; что открыт холодный термоядерный синтез; что были времена, когда люди считали, что земля плоская.

"Страстные" дебаты "на самые разные темы" среди верующих в эволюцию биологов определяют лишь, чье мнение в данный момент возобладает. Прав тот, кто может кричать громче других и создать себе репутацию. Их дискуссии касаются интерпретации фрагментов физической реальности и сочинения "лучшей" истории, чтобы поддержать карточный домик своей теории. Их дебаты - не о "фактической данности" эволюции, а вокруг собственного "я".

Если бы реально существовали неопровержимые доказательства эволюционного образования видов; если бы действительно было твердое подтверждение эволюционных изменений форм биологической жизни; если бы на самом деле было неопровержимо доказано, что птицы возникли из динозавров,- тогда не было бы "страстно" дебатируемых "разных тем".

Этот аргумент мистера Ренни является ложным.

"6. Если люди произошли от обезьян, почему же до сих пор существуют обезьяны?"

Господин Ренни пытается приписать креационистам слова, которых они никогда не говорили. Ни один серьезный ученый-креационист не станет использовать подобной терминологии. Мне в свое время задавали такие вопросы либо школьники (смущенные эволюционистскими представлениями о том, что люди произошли от человекообразных обезьян, как учат во многих муниципальных школах), либо взрослые, обычно только пытающиеся пошутить.

Мистер Ренни посвятил только два кратких абзаца, чтобы высмеять это положение, и правильно сделал. Каждый, кто хоть немного знаком с эволюционными представлениями, знает, что эволюционисты лишь считают, что обезьяны и люди имеют "неизвестного" общего предка.

Итак, господин Ренни снова попытался возложить на креационистов вину за проблемы нашей системы школьного образования.

Этот аргумент мистера Ренни к делу не относится.

"7. Эволюция не может объяснить, как жизнь впервые зародилась на Земле".

Это положение справедливо, что бы ни говорил на этот счет господин Ренни. Это не "креационистский абсурд". Мистер Ренни тут же соглашается с тем, что эволюционисты не знают, "как жизнь впервые зародилась на Земле". Если они не знают, как это произошло, то не смогут ничего объяснить.

Господин Ренни пишет:

"Происхождение жизни остается под покровом тайны, но биохимики уже узнали, как простейшие нуклеиновые кислоты, аминокислоты и другие "кирпичики" жизни могли сформироваться и самоорганизоваться в самопроизводящиеся, самоподдерживающиеся "блоки". Этим положено основание биохимии клетки".

Очевидно, что это ложное высказывание. Просто не верится, что столь выдающийся эволюционист, главный редактор известного научного журнала мог такое написать. Микробиологи и микрохимики постоянно проливают свет на новые факты, свидетельствующие, что "нуклеиновые кислоты, аминокислоты и другие "кирпичики" жизни" не могут преобразоваться в "самопроизводящиеся, самоподдерживающиеся "блоки". Думать, что неорганические вещества способны к самоорганизации, и доказывать это - вещи разного порядка. Смешивать их - просто смехотворно.

Микробиологам и микрохимикам так и не удалось получить живое вещество из неживого за счет случайности. Например, в известных опытах Миллера-Ури было получено больше смолы, чем аминокислот.

В наших школьных учебниках утверждаются прямо противоположные вещи. В одной главе говорится, что самопроизвольное образование живых организмов невозможно по II закону термодинамики. В другой - поддерживается идея о том, что жизнь на Земле возникла благодаря чисто натуралистически, механическим путем. Эти положения несовместимы.

Мистер Ренни ошибается. Эволюционизм не может объяснить, как жизнь впервые появилась на Земле!

"8. Математически невероятно, чтобы нечто столь сложное как протеин, не говоря уже о живой клетке и человеке, могло возникнуть случайно".

Господин Ренни опровергает данный аргумент креационистов всего двумя короткими абзацами. Благодаря такой лаконичности можно привести его первый абзац полностью.

"Случайность играет свою роль в эволюции (например, случайные мутации могут породить новые свойства), но эволюция не зависит от случайности при создании организмов, протеинов и других сущностей. Совсем наоборот: естественный отбор, главный известный механизм эволюции, вызывает неслучайное изменение за счет сохранения "желаемых" (адаптивных) свойств и исключения "нежелаемых" (неадаптивных). Если силы, реализующие отбор, остаются постоянными, естественный отбор может направить эволюцию в одном направлении и произвести сложные структуры за удивительно короткое время".

Я надеюсь, что "непосвященный" (читай - "не верующий в эволюционизм") читатель видит в этом абзаце моменты, базирующиеся на вере. Единственный случайный механизм, который встречается в природе и который, как считают эволюционисты, ответственен за превращение одной биологической формы жизни в другую,- это генетическая мутация. Мутация означает "ошибку при копировании".

Эволюционисты должны знать, что в живых организмах содержится генетическая информация. Они также должны отдавать себе отчет в том, что, если эта информация идеально передается от одного поколения к другому, то никаких изменений не происходит, и постепенного восходящего увеличения информации и сложности в природе быть не может.

Законы генетики консервативны, а не креативны. Микроэволюция, вторичная адаптация в пределах одного генетического набора, действительно существует. Она ответственна за изменения в границах вида. Мы используем этот Богом данный термин (в русском переводе - "род"), чтобы охватить и дворняжек и чистопородных собак (пуделей, немецких овчарок и т.п.). Она объясняет появление этнических признаков у людей. Мутации могут и вызывают небольшие изменения (модификации) в структурах, но мутации не могут породить новые структуры.

Эволюционистский догмат веры о том, что небольшие модификации приводят к большим изменениям, если выждать достаточное время,- это фикция. Никто никогда не наблюдал появления новой структуры.

Мы видели исчезновение существующей структуры. Мы видели случайную дупликацию структуры (двухголовая черепаха, теленок с пятью ногами). Мы видели случайную (и запланированную) перестановку структур (плодовые мушки с ногами в том месте, где должны быть крылья). Но мы никогда не видели возникновения новой структуры. Мистер Ренни не приводит ни одного примера в защиту своей позиции. Он просто заявляет, что "естественный отбор" - это "известный" механизм. Несомненно, что это не так. Если бы этот механизм на самом деле был "известен", то все ученые с этим были бы согласны, имели место соответствующие доказательства. В данном случае все как раз наоборот.

Он продолжает, делая другое, основанное лишь на вере, утверждение: "Если силы, реализующие отбор, остаются постоянными..." Кто наблюдал и выяснил, что они постоянны? И как долго они были постоянными? Могут ли случайные события быть направленными? Не устраняет ли предположение об отсутствии внешней управляющей силы или разума саму возможность для них иметь направленность?

Какие же "доказательства" он предлагает в защиту своей позиции? Вот второй абзац:

"В качестве аналогии рассмотрим 13-буквенную последовательность "TOBEORNOTTOBE" ("БЫТЬИЛИНЕБЫТЬ"). Гипотетическому миллиону обезьян, каждая из которых перебирает по одной фразе в секунду, потребуется 78800 лет, чтобы найти это предложение среди 2613 последовательностей данной длины. Но в 1980-х гг. Ричард Хардисон из Гледэйловского колледжа (Glendale College) написал компьютерную программу, которая генерировала фразы случайно, запоминая позицию отдельных букв, появляющихся на правильном месте (в результате отбирались фразы, больше похожие на гамлетовскую). В среднем программа воссоздала фразу всего за 336 итераций, меньше чем за 90 секунд. Еще удивительнее, что всю пьесу Шекспира она восстановила всего за четыре с половиной дня".

Процитированные выше два абзаца и есть вся аргументация Ренни против позиции креационистов. Подобные доводы находятся на грани абсурда.

Он не задается вопросом, откуда в самом начале появились указанные буквы. Он не оговаривает, каким образом они в самом начале заняли именно такой порядок. Нет рационального объяснения, почему эта последовательность должна иметь смысл, кроме априорного знания пьес Шекспира и наличия внешнего разума.

Ричард Хардисон использовал разум для составления компьютерной программы. Он просто применил генератор случайных букв, чтобы получить желаемую строку символов за короткое время. Игрок в Лас-Вегасе мог бы сделать то же самое, потратив чуть-чуть больше времени. И, кроме того, откуда взялись компьютер, принтер и бумага, которыми пользовался Хардисон?

В самой по себе упомянутой выше 13-буквенной последовательности нет критерия, по которому одно положение буквы было бы "правильнее", чем другое. Такой критерий задается только внешним разумом. Нет смысла в пальце, пока нет руки, к которой он мог бы быть присоединен, и мозга, который мог бы им управлять. Модель, созданная человеком, или особый эффект - это не доказательство, а обычный голливудский трюк. Наконец, то, что Хардисон смог это сделать, управляя случайным процессом, еще не значит, что это происходило или могло происходить в природе.

В природе нет механизма, который позволял бы сохранять случайно генерируемую информацию, бесполезную сейчас, но могущую принести пользу в будущем. Чарльз Дарвин изумлялся человеческому глазу, как могли миллион аддитивных полезных мутаций, накапливаясь, создать его. Он сначала рассудил, что это невозможно. Однако, потом сделал вывод, что так оно и было, потому что у людей есть глаза!

В конце концов, рассматриваемый аргумент просто не логичен. Ведь его смысл в том, что, если что-то возможно (пусть с вероятностью 1 шанс из миллиарда), то оно обязательно должно случиться. Подобные доводы приводятся убежденными эволюционистами в защиту гипотезы о существовании внеземных форм жизни. Идея состоит в том, что если на галактику приходится по крайней мере одна планета с благоприятными условиями для возникновения жизни, то в 100 миллиардах галактик где-нибудь жизнь должна появиться.

Убедителен ли такой аргумент? Нет! Многие события никогда не произойдут. Все измышления всех эволюционистов в мире не заставят Землю завтра вращаться в противоположном направлении, даже если бесконечно малая вероятность этого существует.

Вероятность выиграть в лотерее штата Флорида составляет 1 шанс из 15000000 возможных в неделю (в году 52 недели). Это все равно, что один шанс из единицы с семью нулями за ней. Посмотрев на такую вероятность выигрыша, можно рассудить, что участие в лотерее штата Флорида - это своего рода налог на глупость.

В математической статистике считается, что если вероятность какого-либо события меньше, чем один шанс из единицы с 30-ю нулями, то такое событие на Земле невозможно. Если же вероятность какого-либо события меньше, чем один шанс из единицы с 50-ю нулями, то такое событие невозможно во Вселенной.

Сэр Фред Хойл, астроном-эволюционист, перестал верить в эволюцию, когда подсчитал вероятность того, что эволюция однажды на Земле произошла. Он пришел к выводу, что вероятность хотя бы одного случая эволюции сопоставима с вероятностью того, что торнадо, пройдя через свалку, оставил бы после себя собранный "Боинг-747", готовый к полету. Эта вероятность составляет 1 шанс из единицы с 40000 нулей. Величина этого числа убедительно доказывает невозможность эволюции независимо от апелляций к тому, что ничтожная вероятность этого существует.

Его коллега, Чандра Викрамасингх, сравнивал возможность однократного протекания эволюционного процесса с вероятностью того, что 50000000 слепых закончат собирать кубик Рубика в один и тот же момент.

Нет, апелляции к математике - это последнее дело для эрудированного эволюциониста. Фактически, у них нет никаких шансов.

Нет, мистер Ренни, Ваш аргумент полностью несостоятелен!

"9. Второй закон термодинамики утверждает, что все системы со временем теряют свою упорядоченность. Поэтому живые клетки не могли произойти от неорганических веществ, и многоклеточные формы жизни не могли развиться из простейших одноклеточных животных организмов".

Вот как звучит встречная аргументация:

"Этот довод проистекает из непонимания Второго закона. Если бы это было так, то кристаллы естественного происхождения и снежинки были бы невозможны. Ведь это тоже сложные структуры, спонтанно сформировавшиеся из неупорядоченных частей".

Если кто-то и не понимает законов термодинамики, так это мистер Ренни. Прямо говоря, его доводы неуместны и плохо обоснованы. На самом деле господин Ренни полностью игнорирует эти законы.

Снежинки и кристаллы формируются при определенных естественных условиях, не потому что локально нарушается Второй закон, а из-за особых свойств молекулярных структур, которые составляют снежинки и кристаллы. Именно форма атомов и молекул в них определяет, какой образуется "узор". Видимая макроструктура - это только проявление невидимой микроструктуры. Для образования снежинок и кристаллов не нужен внешний разум, потому что невидимый Бог уже придал им особенную внутреннюю форму.

Мистер Ренни оправдывает свою позицию самым старым и наихудшим из всех возможных аргументов против необратимости энтропии. Второй закон термодинамики - это закон распада, ухудшения, роста беспорядка и спонтанной деградации.

Далее господин Ренни пишет: "Второй закон фактически утверждает, что общая энтропия замкнутой системы (нет притока и отвода энергии) не может уменьшаться".

На самом деле, Второй закон говорит, что энтропия в замкнутой системе всегда возрастает. В замкнутой системе не происходит обмена энергией с окружающей средой. Это прямо противоречит утверждению мистера Ренни, поскольку он неправильно толкует Второй закон.

Энтропия в замкнутой системе может уменьшаться только в одном случае: если имеет место приток энергии в систему от разумного внешнего источника, специально направленный, чтобы компенсировать спонтанную дегенерацию. Поэтому сама Вселенная является единственной в своем роде замкнутой системой, потому что вне ее нет ничего, с чем она могла бы обмениваться теплом; и общая энтропия (беспорядок) в замкнутой системе всегда возрастает.

Его следующее декларативное утверждение звучало так: "Более важно, однако, что Второй закон разрешает уменьшение энтропии в одних частях системы, если в других частях системы одновременно происходит соответствующий ее рост".

Хотя это заявление может показаться неподготовленному или доверчивому читателю справедливым, оно безосновательно. Направление действия Второго закона не может меняться произвольным образом в отдельных частях системы за счет других. Невозможно получить увеличение сложности (порядка) или разумности без воздействия со стороны чего-то еще более разумного.

Ввод в систему ненаправленной энергии не произведет ничего полезного. Это потеря работы, а не ее генерация. Поток ненаправленной энергии может вызвать либо перегрузку системы и ее разрушение, либо сделает систему менее упорядоченной.

Что произойдет, если я подсоединю свой компьютер, рассчитанный на 110 В, к розетке с напряжением 220 В? Вы глазом моргнуть не успеете, как он сгорит. Что я сделал? Ввел ненаправленный поток энергии в систему. Что произойдет, если я заложу в здание вашей церкви динамит и подожгу фитиль? Церковь будет серьезно повреждена или уничтожена. Что я сделал? Добавил ненаправленную энергию в систему здания вашей церкви.

Мистер Ренни затем утверждает: "Итак, наша планета в целом может становиться более сложной, так как энтропии, связанной с солнечными термоядерными реакциями более чем достаточно, чтобы восстановить равновесие".

Если ввод ненаправленной энергии производит что-нибудь полезное, если он вызывает увеличение сложности или разумности, я предлагаю всем засунуть пальцы в ближайшую электрическую розетку. Чему мы научимся в этом случае? Тому, что так делать не стоит. А наша нервная система будет уже не так хороша, как перед этим экспериментом. Все лживые аргументы в мире не помогут утверждению господина Ренни стать справедливым.

Наконец, он пишет: "Простые организмы могут возрастать в сложности, потребляя другие формы жизни и неживую материю".

Атомы не создают и не поддерживают постоянно возрастающую сложность молекул случайным образом. Случайность, приводящая в природе к образованию малых молекул, так же быстро их и разрушает. Эти молекулы в истории эволюционизма следует относить к области чистой мифологии, в которую верят лишь "посвященные" в эволюционистскую веру. Несомненно, ничего подобного в природе никогда не происходило.

А кроме того, мистер Ренни, откуда взялась вся эта живая и неживая материя, о которой Вы так красноречиво рассказываете?

Нет, господин Ренни, Вы неправильно цитируете, чтобы ввести нас в заблуждение, но мы не "введемся"!

"10. Мутации существенны для эволюционной теории, но мутации способны только удалять отдельные признаки. Новых свойств они не производят".

Контраргумент мистера Ренни:

"Как раз наоборот, биологии известно множество случаев, когда в результате точечных мутаций (изменений определенных позиций в ДНК организма) возникают новые признаки, например, сопротивляемость бактерий антибиотикам.

Мутации, возникающие в семействе homebox (Hox)-генов, регулирующих развитие животных, также могут вызывать сложные эффекты. Hox-гены определяют, где будут расти ноги, крылья, антенны и сегменты тела. К примеру, у плодовых мушек мутации, называемые антеннапедией (Antennapedia), вызывают рост ног там, где должны быть антенны. Такие ненормальные члены не функциональны, но само их существование демонстрирует, что генетические ошибки могут производить на свет сложные структуры, которые затем будут испытаны естественным отбором на предмет возможного использования".

Еще один невероятно слабый аргумент, чтобы поддержать то, что не может стоять!

Во-первых, мистер Ренни сделал ошибку персонификации. "Биологии" не известно то, о чем он говорит. Верующие в эволюцию биологи могут заявлять, что им известно много разных примеров появления полезных признаков, вызванных мутациями, но это не значит, что так оно и есть на самом деле. Подобным образом, "естественный отбор" - это не человек, который проводит эксперименты.

Во-вторых, какую "истину" можно вывести из слов господина Ренни?

А) Как он сам признался, новых признаков не появляется. Дело ограничивается тем, что уже существующая полностью функциональная часть организма дублируется или растет там, где она не может функционировать. Фактически имеет место уродство организма.

Б) Ни разу не наблюдалось появления нового органа или части организма в результате мутаций в Hox-гене. Вместо этого подобные мутации были либо нейтральными, либо приводили к уродству и/или перемещению уже существовавших органов или частей организма. В любом случае организм оказывался хуже приспособленным к жизни.

Если следовать логике мистера Ренни до конца, приходится признать, что все полезные признаки (конечности, крылья, глаза, листья, корни), встречающиеся в природе у разных организмов, появились в результате ошибок при копировании первоначально совершенной информации!

Мне не хочется никого обижать, но, следуя этой логике, "мутацию" можно по-другому назвать "врожденным дефектом". Представьте, что некто утверждает, будто люди или любой другой биологический вид развились благодаря миллионам полезных врожденных дефектов, все время сохраняемых и накапливаемых. Какова будет ваша реакция?

Господин Ренни заканчивает свои рассуждения по этому пункту следующим образом:

"... Функциональные модули внутри генов могут соединяться друг с другом новыми способами. Гены целиком способны случайно дуплицироваться в ДНК организма, и эти копии вполне могут мутировать в гены для новых, сложных признаков... "

Здесь мы снова сталкиваемся с персонификацией неразумных соединений. Так и хочется представить себе эти случайно дуплицирующиеся гены, которые говорят сами себе: "Вот здорово! Давай-ка создадим новый сложный признак". И, конечно, мистер Ренни также забывает нам объяснить, откуда взялась изначально сама "случайно дуплицируемая" информация.

Далее. Слово "мутация" по определению означает: "ошибка копирования". Ошибки при копировании происходят в природе все время, когда копируются и порождаются различные генетические и негенетические молекулы.

Сейчас мы знаем, что в живых клетках есть механизмы, ответственные за уничтожение "неправильных" протеинов и их утилизацию. Дарвин этого не знал. Сегодня известно, что в живых клетках есть механизмы, корректирующие ошибки, возникающие при копировании молекулы ДНК, чтобы предотвратить распространение серьезных ошибок. Дарвин этого тоже не знал. А если бы знал, то, может быть, не верил бы в эволюционизм.

Сопротивление бактерий современным антибиотикам - это не пример прогрессивной "восходящей" эволюции. Мутация не делает бактерии сложнее, повышая их сопротивляемость. Совсем наоборот: бактерии становятся проще. Это замечательный пример всеобщности "нисходящей" деэволюции всего живого во времени.

Стойкие к антибиотикам бактерии не становятся "лучше" благодаря мутациям, вызывающим сопротивляемость; они только способны выжить, проходя через сеть антибиотиков. Причем это происходит, потому что они "хуже" родителей, от которых произошли (мутировали). Антибиотики убивают нормальную здоровую бактерию с полностью функциональными компонентами.

Мутации вызывают потерю или искажение существующей информации. Они приводят к случайному удвоению и потере правильного места уже существующими органами и структурами. Мутации не приводят к возрастанию сложности или разумности за счет случайности.

Мистер Ренни написал неправду: "Мутации, возникающие в семействе homebox (Hox)-генов ... ненормальные члены не функциональны, но само их существование демонстрирует, что генетические ошибки могут производить на свет сложные структуры ...".

Нет, господин Ренни, ошибки не порождают новые сложные структуры. Они способны только перестраивать уже существующие сложные структуры.

"11. Естественный отбор может объяснить микроэволюцию, но не в состоянии объяснить происхождение новых видов и более сложных форм жизни".

Мистер Ренни отвечает:

"Биологи-эволюционисты много писали о том, как естественный отбор приводит к образованию новых видов. Например, в модели под названием аллопатрия, разработанной Эрнстом Майером из Гарвардского университета, рассматривается популяция организмов, изолированная от остальных представителей вида географически. На нее могут оказываться воздействия, способствующие отбору. В такой изолированной популяции будут накапливаться изменения. Если эти изменения станут столь значительными, что отколовшаяся группа не сможет или не будет регулярно скрещиваться с представителями основного древа вида, такая группа окажется в репродуктивной изоляции, и, возможно, из нее образуется новый вид.

... Линн Маргулис (Университет Массачусетс, Амхерст) и другие специалисты убедительно доказывали, что некоторые клеточные органеллы, например генерирующие энергию митохондрии, развились благодаря симбиозу древних организмов. Итак, наука допускает возможность эволюции, порождаемой силами, не имеющими отношения к естественному отбору. Кроме того, эти силы должны быть естественного происхождения; не следует приписывать их действию таинственного креативного разума, чье существование, говоря научным языком, недоказуемо".

Давайте разберемся, что справедливо в этих утверждениях. Действительно, авторы, исповедующие эволюционизм, немало писали о том, как "могла" происходить эволюция. "Если" определенные события происходили в прошлом (они это не наблюдали), то тогда "могли" реализоваться эти никогда не наблюдавшиеся сценарии. Примерно так работают научные фантасты.

Ученые могут строить предположения о будущем развитии технического прогресса. Я очень хорошо помню фильм, который нам показывали в школе 40 лет назад, где рассказывалось о машинах, движущихся по автострадам под управлением автопилота (электронной системы управления). Среди них могут встречаться и настоящие провидцы, как например, Жюль Верн. Хотя технический прогресс протекает с разной скоростью в разных областях, мы создали атомные подводные лодки и слетали на Луну. Люди убедительно пишут о своих мечтаниях и предположениях, но когда они свершаются, происходит это далеко не так, как виделось с самого начала.

Эволюционисты "много писали" и "убедительно доказывали" свои верования, но где же собственно научные доказательства?

Научные эксперименты фактически опровергли возможность эволюции. Все опыты по селекции, когда-либо проводимые человеком, подтвердили устойчивость сотворенных видов. Сколько предпринималось экспериментов с лошадьми, собаками, кошками, розами, пшеницей и т.д.? Однако, все заканчивалось теми же самыми лошадьми, собаками, кошками, розами, пшеницей.

Чарльз Дарвин занимался разведением голубей. Он абсолютно точно знал, что люди, выращивающие лошадей, собак, кошек, розы и пшеницу, применяют "искусственный отбор", чтобы достигнуть желаемых результатов. Дарвин также знал, что, если он будет доказывать эволюцию, предлагая в качестве ее механизма "искусственный отбор", его опровергнут прежде, чем он начнет. Поэтому он поменял название на "естественный отбор", так чтобы исключить воздействие внешнего разума (как и заявляет мистер Ренни).

Те, кто верит в креационизм, правы, когда утверждают, что естественный отбор может объяснить микроэволюцию, но не в состоянии объяснить происхождение новых видов и более сложных форм жизни. Это не абсурд, как полагает господин Ренни, а констатация факта.

Мистер Ренни, ни искусственный, ни естественный отбор не способны привести к образованию новых видов или более сложных форм жизни!

"12. Еще никто не видел, как возникает новый вид".

Господин Ренни отвечает на это в первом абзаце:

"Видообразование происходит, скорее всего, довольно редко и во многих случаях требует столетий..." Вот это да! Я всегда думал, что для эволюции необходимо, чтобы видообразование происходило часто и в большом количестве. Кроме того, это, по общему мнению, очень обыкновенное событие должно порождать чрезвычайно разные структуры, органы и свойства, чтобы из рыб получились рептилии, а из рептилий - птицы и млекопитающие.

Итак, как же часто должны образовываться новые виды согласно эволюционному учению? Каждую стадию развития можно считать видообразованием. На сегодняшний день науке известно около 1 млн. видов жуков. Возьмите все существующие виды, приплюсуйте к ним вымершие и бесчисленное множество видов, которые должны были существовать в течение эпох предполагаемой эволюционистской истории.

Второй абзац мистер Ренни начинает так: "Тем не менее, в научной литературе известны сообщения об очевидных событиях видообразования..." Нет, господин Ренни, Ваши выдумки не убедительны!

"13. Эволюционисты не могут указать ни одного переходного ископаемого вида, например, существа, являвшегося наполовину рептилией, а наполовину - птицей".

Что же отвечает господин Ренни?

"Фактически, палеонтологам детально известно несколько примеров промежуточных ископаемых форм между различными таксономическими группами. Одна из самых известных переходных форм - это археоптерикс, который соединял в себе присущие птицам перья и структуру скелета с признаками динозавров. Были найдены и другие оперенные ископаемые виды, более или менее похожие на птиц. Последовательность ископаемых позволяет проследить эволюцию современных лошадей, начиная от маленького Eohippus. Киты имели четвероногих предков, ходивших по земле. Этот переход произошел благодаря существам, называемым Ambulocetus и Rodhocetus. Ископаемые раковины отслеживают эволюцию различных моллюсков в течение миллионов лет. Возможно 20 или даже больше гоминидов (не все из них - наши предки) заполняют пропуск между Люси с австралопитеком и современными людьми".

Этот абзац настолько устарел по сравнению с современными позициями эволюционной науки и в то же время настолько смешон, что его можно было бы назвать трагикомедией. Ни один уважающий себя эволюционист не подпишется под такими ошибками!

Вокруг птицы, называемой археоптериксом, еще продолжается некоторая полемика. Однако, никто не сомневается в том, что это полностью сформированная и полностью функциональная птица. У нее были когти на крыльях и зубы в клюве. Но это не является чем-то уникальным для птиц. У семи существующих видов птиц (включая страуса, Hoatzin и обычных цыплят) встречаются зубы или когти или и то и другое в течение всей жизни или части жизненного цикла. Но это не переходная, а мозаичная, включающая черты, характерные для рептилий. Палеонтологами-эволюционистами уже найдены останки абсолютно "современных" птиц в слоях, более древних, чем археоптерикс.

Ссылка на Eohippus просто смехотворна. Ведь концепция "линии происхождения лошади" была оставлена ведущими эволюционистами еще в начале 50-х!

Выдающийся эволюционный палеонтолог Джордж Гэйлорд Симпсон верил в эволюцию лошади. Но он был достаточно честным, чтобы признать, что "линия эволюции лошади", предложенная за пару десятков лет до того и распропагандированная в учебниках,- это подделка.

"Равномерный постепенный переход от Hyracotherium к Equus, столь близкий сердцам целого поколения авторов учебников, никогда не имел места в природе" (Жизнь в прошлом.- 1953.- С.119).

Другие знаменитые эволюционисты согласились с ним.

"... некоторые классические случаи изменений по Дарвину в ископаемых слоях, такие как эволюция лошади в Северной Америке, должны быть отвергнуты или переработаны с учетом более подробной информации: то, что казалось хорошим примером простого развития, когда количество доступных данных было невелико, сейчас представляется гораздо более сложным и намного менее плавным" (доктор Дэвид М.Рауп, эволюционист, палеонтолог и куратор Музея естественной истории, Чикаго, "Конфликты между Дарвином и палеонтологией", Field Museum of Natural History Buletin.- Vol.50. No.1, January 1979.- P.25).

"Популярно излагаемый пример эволюции лошади, предполагающий постепенное развитие от существ с четырьмя пальцами размером с лису, живших почти 50 миллионов лет назад, до современных гораздо более крупных лошадей с одним пальцем, уже давно считается ошибочным. Вместо постепенного изменения ископаемые промежуточные виды возникают полностью сформировавшимися, существуют, не изменяясь, и затем вымирают. Переходные формы неизвестны" (Boyce Rensberger in "Ideas on Evolution Going Through a Revolution Among Scientists", Houston Chronicle, 5 November 1980, sec.5.- P.15).

Хуже всего то, что величайшие из верящих в эволюцию ученых допускают, что в ископаемых слоях нет вообще никаких "линий".

Покойный апологет эволюционизма доктор Стефен Гоулд писал: "То, что переходные формы чрезвычайно редко встречаются в ископаемых слоях, остается "коммерческой тайной" палеонтологии. Эволюционные деревья, украшающие наши учебники, базируются на данных, касающихся лишь верхушек и узлов их ветвей; все остальное - это только предположения, правда, благоразумные, а не очевидные свидетельства ископаемых слоев" (Gould S.J. Evolution's Erratic Pace // Natural History 86 (May 1977).- P.14).

Джордж Гэйлорд Симпсон пишет: "Это регулярное отсутствие переходных форм не ограничивается только млекопитающими, но является практически универсальным феноменом, что уже давно подмечено палеонтологами. Это справедливо почти для всех отрядов всех классов как позвоночных, так и беспозвоночных" (Simpson G.G. Tempo and Mode in Evolution.- New York: Columbia University Press, 1944.- P.107).

Покойный доктор Колин Паттерсон (самый честный эволюционист, которого я когда-либо знал), старший палеонтолог в Британском музее естественной истории, писал в своем письме (у меня хранится оригинал):

"Я полностью согласен с Вашими комментариями по поводу отсутствия прямых иллюстраций эволюционных переходов в моей книге. Если бы я их знал, ископаемые или существующие, то конечно привел бы. Вы предлагаете задействовать художника, чтобы визуализировать такие трансформации, но откуда он возьмет необходимую информацию? Я, честно говоря, предоставить ее не могу. Можно было бы оставить этот вопрос на усмотрение художника. Но не будет ли это введением в заблуждение читателей?

... Вы говорите, что я должен был бы по крайней мере "показать фотографию ископаемого, из которого развились все типы организмов". К сожалению, нет ни одного ископаемого, для которого такое предположение могло бы быть убедительно доказанным" (10 апреля 1979 г.).

Фактически именно полное отсутствие промежуточных ископаемых форм подвигло Найлса Элдриджа и Стефена Дж.Гоулда к "изобретению" прерывистого равновесия, противоположного дарвиновскому медленному и постепенному изменению. В сущности они перешли от веры в то, что эволюция слишком медленная, чтобы ее можно было увидеть, к тому, что эволюция слишком быстрая, чтобы ее можно было наблюдать.

Итак, очевидно, эволюционисты и креационисты согласны в том, что переходных ископаемых форм нет. Полагаю, это значит, что мистер Ренни сознательно вводит в заблуждение своих читателей!

"14. Живые существа настолько фантастически сложно устроены - на анатомическом, клеточном и молекулярном уровне,- что не смогли бы функционировать, будь они более простыми или примитивными. Единственным разумным выводом из этого будет утверждение об их происхождении в результате разумного сотворения, но не эволюции".

Да, это известный креационистский тезис, называемый "аргументом разумного замысла". Он был применен апостолом Павлом в Рим.1:16+. Позднее его же использовал Св.Августин в качестве одного из пяти доказательств бытия Бога. Как пишет господин Ренни, этот довод был известен до Дарвина.

"Этот "аргумент разумного замысла" - спинной хребет самых последних атак на эволюцию, и он же - один из старейших. В 1802 г. теолог Уильям Пэйли (William Paley) писал, что если некто находит в поле карманные часы, не стоит делать вывод, что они созданы силами природы. Разумнее полагать, что их кто-то попросту обронил. Совершенно аналогично,- доказывал Пэйли, сложное устройство живых существ не может не быть результатом прямого божественного замысла. Дарвин писал "Происхождение видов" как ответ на аргументацию Пэйли, объясняя, как естественный отбор, влияющий на свойства, передаваемые по наследству, может постепенно направлять эволюцию сложных и причудливых органических структур".

Мистер Ренни, очевидно, не очень хорошо знает историю своей науки. Этому аргументу не 200, а 6000 лет. Он уже использовался в том же столетии, в каком был сотворен человек. Конечно, трудно ожидать от господина Ренни глубокого знания Библии и ее содержания. Однако, мне кажется, ему стоило бы получше знать историю. Возможно, он также не в курсе, что концепция, на которой основываются современные эволюционные теории, уже 2500 лет. Потому можно сказать, что аргумент разумного замысла и дебаты между эволюционизмом и креационизмом ведут свое начало от Эдемского сада.

"Аргумент разумного замысла" так же актуален сегодня как и во времена Павла, Августина и Пэйли. Человеческий разум инстинктивно чувствует разницу между случайностью и замыслом. Наблюдая окно, мы понимаем, что был человек, который его сделал. Если этого мастера сейчас нет рядом, мы знаем, что он существовал, т.к. видим дело его рук.

Аргумент разумного замысла силен своей внутренней логикой. Нет нужды его защищать. Мистер Ренни здесь нелогичен, нерационален и вводит в заблуждение самого себя.

"15. Последние открытия доказывают, что даже на микроскопическом уровне жизнь обладает уровнем сложности, который не мог появиться в результате эволюции".

Сейчас есть несколько "модных" фраз для описания этого довольно очевидного антиэволюционного аргумента в пользу креационизма, как-то: "не поддающаяся уменьшению сложность", "определенная сложность" и "разумный замысел".

С целью апологии эволюции мистер Ренни сначала цитирует работу светского католика доктора Майкла Бихе из Университета Лехай (Lehigh University), автора книги "Черный ящик Дарвина: биохимический вызов эволюции". Как справедливо отмечает Бихе, если сложить в коробку части от разобранной мышеловки и трясти ее миллионы и миллионы лет, то вряд ли выйдет собранная и работоспособная мышеловка. Ту же самую аргументацию использовал и креационист Пэйли двести лет назад в изящном примере с наручными часами.

Идея, в общем, заключается в том, что машина, система или процесс не будут функционировать, если опущена какая-то их часть, или части располагаются в неправильном порядке.

Бихе привлекает внимание к этой проблеме, используя данную иллюстрацию применительно к жгутикам бактерий. На микроскопическом уровне эти жгутикоподобные структуры, направляющие движение бактерий в любом направлении, спроектированы, собраны и используются так же совершенно как и двигатель Роллс-Ройса. Протеины, с помощью которых бактерии вырабатывают жгутики, в точности воспроизводят ротор, статор, подшипники и универсальное соединение как в современной промышленности. Ни один из этих компонентов не имеет смысла сам по себе, а желаемый результат не будет достигнут без их правильного соединения в единый и целостный объект.

Бихе привел и немало других примеров из биохимии и микробиологии, скажем, химические последовательности при свертывании крови и зрение. Все эти микробиологические машины, системы и процессы немыслимы без замысла и "сборки" со стороны внешнего разума.

В опровержение господин Ренни предлагает такой аргумент.

"Ключевым моментом в структурах компонент жгутиков, которые, как полагает Бихе, играют какую-то роль только при движении, является тот факт, что они могут выполнять ряд функций, могущих содействовать их эволюции. Окончательная эволюция жгутиков могла включать в себя лишь новую рекомбинацию сложных частей, которые изначально развились для других целей. Подобным же образом и система свертывания крови, возможно, предполагает модификацию и совершенствование протеинов, первоначально используемых в пищеварении, как это следует из исследований Рассела Ф.Дулитла из Калифорнийского университета в Сан-Диего. Итак, сложность, которую Бихе называет подтверждением разумного замысла, совсем не является не поддающейся уменьшению".

В этом абзаце я насчитал восемь утверждений, которые нужно принимать на веру, или предположений о событиях, которых никто не наблюдал. Как можно называть это наукой? Так, сказки для взрослых.

Мистер Ренни не выдвигает никаких реальных доказательств своих восьми посылок. Он не объясняет, как возникли упомянутые им "сложные части", но считает их уже существующими, готовыми к рекомбинации. Он не поясняет, каким образом ротор, статор, подшипник или универсальное соединение будут способствовать выживанию бактерии, свободно перемещаясь в "несобранном виде" внутри бактерии. Какую ценность эти части могут представлять для организма, когда они не соединены в законченную машину, способную выполнять полезную работу?

Надо обладать немалой смелостью, чтобы поверить, что протеин, участвующий в пищеварении, может как-то стать существенным ингредиентом процесса свертывания крови. Такой же смелостью веры обладал покойный доктор Стефен Дж. Гоулд, марксист из Гарварда, бывший в числе эволюционистов, считавших, что челюстная кость у рептилий переместилась внутри головы и стала одной из трех костей во внутреннем ухе у млекопитающих.

В последнем абзаце, отвечая на пятнадцатый пункт, господин Ренни пишет:

"Не стоит думать, что среди возможных объяснений присутствуют лишь случайные процессы и разумный замысел. Исследователи в Институте Санта Фе и в других местах показали, что простые ненаправленные процессы могут приводить к исключительно сложным картинам".

Мистер Ренни справедливо указывает, что простые математические формулы могут порождать очень сложные фрактальные картины. Однако, для того чтобы написать математическую формулу нужен разум; разумный замысел необходим, чтобы заставить картину следовать заранее запрограммированным директивам. Чтобы оценить сложность полученной картины, также нужен разум. Кроме того, существует чудовищная пропасть между сложной картиной, неспособной ни к какому действию, и самой простой машиной. Можно восхищаться красотой снежинки, но она никогда не станет существенной составной частью пульсирующего сердца.

Мистер Ренни, Вы снова не правы!

Краткий обзор

  1. Креационисты отвергают теорию эволюции не потому, что это "только теория". Мы отказываемся от эволюционной теории, поскольку она несовместима с законами, процессами, выводами и наблюдениями науки.

  2. Креационисты согласны с тем, что выживание сильнейших и естественный отбор существуют в природе, но эти механизмы лишь способствуют сохранению чистоты вида. Мы категорически против логического круга, используемого для поддержки эволюционизма.

  3. Микроэволюция, адаптация и побочные изменения в пределах одного вида полностью согласуются с креационизмом. Макроэволюция никем не наблюдалась, и поэтому эволюция не доступна экспериментальной проверке.

  4. Многие ученые в настоящее время сомневаются или полностью отвергают теорию эволюции.

  5. Не существует "фактов" эволюции, есть только гипотезы и предположения. Поэтому у верящих в эволюцию биологов много разногласий друг с другом.

  6. "Промежуточные звенья" отсутствуют, потому что их никогда и не было.

  7. Теория эволюции не может объяснить возникновение жизни. Сложная жизнь не может быть причиной своего собственного существования.

  8. Случайные мутации никогда не приведут к тому, что эволюционисты называют "восходящим возрастанием разумности или сложности". Мутации могут вызвать лишь потерю или повреждение ранее существовавшей информации.

  9. Одного только Второго закона термодинамики достаточно, чтобы полностью дискредитировать эволюционную теорию. Этот всеобщий закон самопроизвольной генерации и распада прямо противоположен универсальной вере в эволюционный прогресс.

  10. Мутации лишь ухудшают существующие и функционирующие гены и не способны произвести на свет новые функциональные гены.

  11. Естественный отбор, понимаемый через механизм искусственного отбора, объясняет внутривидовые изменения. Но он не в состоянии привести к образованию нового вида.

  12. Если бы эволюция действительно существовала, мы бы наблюдали все больше и больше новых видов. Если справедливо сотворение, мы должны видеть вымирание существующих видов, и никакие новые виды образовываться не должны. Существующее положение вещей - своеобразное "доказательство" сотворения мира.

  13. Даже столь выдающиеся эволюционисты-палеонтологи как доктора Стефен Дж. Гоулд, Найлс Элдридж и Колин Паттерсон писали, что переходных форм, ископаемых или ныне живущих, нет.

  14. Такие живые организмы как жук-бомбардир доказывают, что в их строении присутствует разумный замысел.

  15. Живые организмы иллюстрируют, что им присущи "не подающаяся уменьшению сложность", "определенная сложность" и "разумный замысел".

Иногда говорят, что эволюция - это наука, а креационизм - религия. На самом деле все как раз наоборот. Эволюционизм - лишь религия, основанная на вере. Христианство же, основанное на Евангелии сотворения (Откр.14:6-7),- это рациональная, логичная и базирующаяся на действительном положении вещей вера!




Перевод на русский язык:
Ф.С.ЗАНЬКО

Разрешается свободное распространение и использование настоящего документа для любых некоммерческих целей при условии сохранения текста в неизменном виде и указании имени автора и переводчика.

Впервые опубликовано в Трудах II Казанской научно-богословской конференции "Конец мировой истории" и современное состояние общественного сознания", 25-26 октября 2002 г.- Казань, 2003.- С.280-300. Перевод на русский язык и некоммерческое распространение документа разрешены автором. Другие статьи д-ра Макмертри, переведенные на русский язык, можно найти на сайте Creation Worldview Ministries.

Интернет-адрес документа:
http://www.russianlutheran.org/strannik/strannik.html

О замеченных ошибках, неточностях, опечатках просьба сообщать по электронному адресу:
russianlutheran@gmail.com