Списаніе и собраніе о божествѣ и о твари, и како созда Богъ человѣка.

Аввакумъ Петровъ

Іоаннъ, зачало [часть текста Евангелія или Апостола, предназначенная для богослужебнаго чтенія въ православной церкви въ тотъ или иной день года; такъ, въ Евангеліи отъ Іоанна 67 зачалъ] 32, Евангеліе:

Рече Господь ко пришедшимъ к нему іюдеомъ: Аще Богъ отецъ вашъ былъ бы, любили убо бысте мене. Азъ бо отъ Бога изыдохъ и пріидохъ, но той мя посла. Почто бесѣды моея не разумѣете? Яко не можете слышати словесе моего. Вы отца вашего діявола есте, и похоти отца вашего хощете творити: онъ человѣкоубійца бѣ искони, и во истиннѣ не стоитъ, яко нѣсть истинны въ немъ, егда глаголетъ [говоритъ] лжю, отъ своихъ глаголетъ, яко ложь есть и отецъ лжи.

Тогда сказалъ Iисусъ къ увѣровавшимъ въ Него Iудеямъ: ... если бы Богъ былъ Отецъ вашъ, то вы любили бы Меня, потому что Я отъ Бога исшелъ и пришелъ; ибо Я не Самъ отъ Себя пришелъ, но Онъ послалъ Меня; почему вы не понимаете рѣчи Моей? потому что не можете слышать слова Моего: вашъ отецъ дiаволъ, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; онъ былъ человѣкоубiйца отъ начала и не устоялъ въ истинѣ, ибо нѣтъ въ немъ истины; когда говоритъ онъ ложь, говоритъ свое, ибо онъ лжецъ и отецъ лжи... (Ин.8:31,42-44)

Внимай, слышателю, реченія Господня о бесѣдахъ ложныхъ трехъ святителей. Не збысть [сбы́тiе - исполненiе пророчества] ли ся тако, яко нѣсть [нѣсть - не есть, нѣтъ] истинны въ діяволѣ и слугахъ его? Егда глаголетъ ложь, отъ своихъ глаголетъ: тако и слуги его не истинну слагая пишутъ. Первая ложь: Вопросъ Василіевъ. Отвѣтъ Григоріевъ и Іоанновъ. А житіе ихъ не въ одно время. Василей [Василій Кесарійскій жилъ ​ок​.330-379 гг.; архіепископъ Кесаріи Каппадокійской] былъ между перваго и втораго собора, при царѣ Уалентѣ, сынъ великаго Константина [аріанскій​ императоръ ​Валентъ​ II правилъ въ 364-378 гг.], до втораго собора [Первый Константинопольскій соборъ или Второй Вселенскій Соборъ Христіанской Церкви, 381 г.] и скончался. А Григорій Богословъ [Григорій Богословъ жилъ ок.325-389; ​архіепископъ Константинопольскій, другъ и сподвижникъ Василія Великаго] при царѣ Ѳеодосіи Велицѣмъ [Ѳеодосій I Великій правилъ въ 379-395 гг.] во время втораго собора. А Иванъ Златоустъ [Іоаннъ Златоустъ жилъ ​ок.347-407 гг.; архіепископъ Константинопольскій] былъ при царѣ Аркадіи [императоръ Восточной Римской имперіи Аркадій правилъ въ 395-408 гг.], сынъ Великаго Ѳеодосія, между втораго и третьяго собора. Какая бесѣда бысть между ими в толицѣ [толи́ко - столь много, столь долго] разстояніи? Охъ вѣрнымъ отъ дiявольскаго плетенія! Яко сѣти протязая [протяза́ти - растягивать], уловляетъ душа плѣнныхъ въ ложномъ писаніи.

Писано сице [си́це - такъ, такимъ образомъ]: Вопрось Василіевъ: гдѣ бѣ [бѣ - ао́ристъ третьяго лица единственнаго числа отъ глагола быти, т.е. былъ] Богъ, егда не бѣ свѣтъ? А Григорій бутто [будто] протолковалъ сице: есть на небеси три комары, тамо бысть въ тѣхъ комарахъ Отецъ и Сынъ и Святый Духъ. Виждь [повелительное наклоненіе отъ глагола "видѣть" въ ​церковнославянскомъ​], слышателю, и внимай. Али Богъ объемлется мѣстомъ? Увы блядословія [это ​церковнославянское​, а не русское слово; въ то время оно не было матернымъ; сейчасъ лучше читать его какъ: блудословiя] сего! Како стерпитъ непостижимый, и неприступный и неосязаемый Божествомъ, все видящее око! Какіе комары, сыне діяволь, тамо глаголешъ во обитаніе Божеству?

Слушай,- мы с Павломъ [апостоломъ] отвѣщаемъ ти: Богъ нашъ огнь поядаяй есть [потому что Богъ нашъ есть огнь поядающiй; Евр.12:29], иже [который] во свѣтѣ живый непреступнѣ [единый, имѣющiй безсмертiе, Который обитаетъ въ неприступномъ свѣтѣ; 1 Тим.6:16],- идѣже [идѣ́же - где, когда] хощетъ просвѣщаетъ [Былъ Свѣтъ истинный, Который просвѣщаетъ всякаго человѣка, приходящаго въ мiръ; Ин.1:9], а идѣже хощетъ попаляетъ. И Давыдъ [псалмопѣвецъ] глаголетъ: одѣяйся свѣтомъ яко ризою [Ты одѣваешься свѣтомъ, какъ ризою; Пс.103:2]. И церковь поетъ: иже вездѣ сый [сущiй, существующiй] и вся исполняя [наполняющiй].

Неприступно Божество и непостижно, и не постояненъ Богъ во-единомъ мѣстѣ. Божество всеобъятно, сирѣчь [си́рѣчь - то есть, иначе говоря] вся тварь въ Бозѣ; по непостиженію лица Богъ не имать, но вездѣ суть, на небеси и на земли и подъ землею. Аще [а́ще - если, когда, хотя] и явился Аврааму древле в Междорѣчіи, в земли Ханаани, у дуба мамврійска, в трехъ лицахъ [Быт.18]: и то сотворь по схожденію, а не по постиженію. Кто вѣсть, что есть Богъ и гдѣ ему обитель? Токмо отъ писанія научаемся, яко въ вѣрныхъ сердцахъ почиваетъ паче [больше, выше] и херувимскаго престола. Еще же и Моисею явился по схожденію при купинѣ [купина́ - куст; Исх.3] и на горѣ Синайстѣй, егда и законъ пріятъ. Тамо на горѣ страшно бѣ видимое, тамо громи и молнія быша, огнь палящь, и облакъ, и сумракъ, и трубныя звуки, и буря, и гласы шумящи [Исх.19:18,19]. Богъ вопрошаше, Моисей же отвѣщеваше: пристрашенъ и трепетенъ есмь, Господь! Зри: Аврааму сходительнѣе изволилъ,- и обѣдалъ у Авраама, и съ Саррою глагола. А Моисей на горѣ трепеталъ и дрожалъ стоя, и на послѣдокъ рече: каковъ еси [еси́ - 2-е лицо настоящаго времени отъ глагола бы́ти] ты? яви ми ся, Господи! Господь же отвѣща: не можеши живъ быти; узриши задняя моя, лице же мое не явитъ ти ся [И потомъ сказалъ Онъ: "Лица Моего нельзя тебѣ увидѣть, потому что человѣкъ не можетъ увидѣть Меня и остаться въ живыхъ"; Исх.33:20]. И поставилъ его у камени, и мимогрядый [проходя] лѣвицею [лѣвой рукой] прикрылъ очи Моисеовы; егда минулъ, тогда показался созади Моисею [Исх.33:18-23]. Видишъ ли, какъ людей-тѣхъ тѣшитъ? А все творитъ по схожденію.

Еще же и Исаія пророкъ, в лѣто, в неже [внеже - тотъ, который] умре Озія царь:

видѣхъ Господа, сѣдяща на престолѣ высоцѣ и превознесеннѣ. И херувимы окрестъ его: шесть крылъ единому, и шесть крылъ другому, двѣма крылы летаху, двѣма закрываху очи, двѣма же ноги. И единъ другому вопіяше: святъ; и другій вопіяше: святъ; и третій вопіяше: святъ; и вси восклицаху отъ неудержимыя и ненасыщенныя радости и желанія единогласно: Господь Саваоѳъ, исполнь небо и земля славы его.

Въ годъ смерти царя Озiи видѣл я Господа, сидящаго на престолѣ высокомъ и превознесенномъ, и края ризъ Его наполняли весь храмъ. Вокруг Него стояли серафимы; у каждаго изъ нихъ по шести крылъ: двумя закрывалъ каждый лице свое, и двумя закрывалъ ноги свои, и двумя леталъ. И взывали они другъ къ другу и говорили: Святъ, Святъ, Святъ, Господь Саваоѳъ! вся земля полна славы Его! (Ис.6:1-3)

Видиши ли, чево для очи закрываютъ и ноги? Благоговѣйнство показуя и великое опрятство [чистоту],- не смѣютъ просто стоять, ниже [нижѐ - даже не; Не прiимутъ вы, ниже послушаютъ васъ. Мк.6:11] пространно [свободно, вольготно, привольно] зрѣть на божественную славу его, и вопятъ между собою: исполнена небо и земля славы его! Такъ Златоустъ разсуждаетъ.

И рече Господь: кого послю к людемъ моимъ Израилю, и возвѣститъ волю Мою и хотѣніе Мое? И рече Исаія: се азъ, посли мя, Господи. И херувимъ взявъ угль горящъ клещами отъ престола Господня, и прикоснуся устамъ Исаинымъ. Онъ же возопи: о, окаяный азъ! провидѣхъ воплощаема Бога, свѣта невечерня [т.е. свѣтъ незаходящій, немеркнущій въ отличіе отъ обычныхъ свѣтильниковъ, зажигаемыхъ для освѣщенія вечеромъ] и міромъ обладающа.

И сказалъ я: горе мнѣ! погибъ я! ибо я человѣкъ съ нечистыми устами, и живу среди народа также съ нечистыми устами,- и глаза мои видѣли Царя, Господа Саваоѳа. Тогда прилетѣл ко мнѣ одинъ изъ серафимовъ, и въ рукѣ у него горящiй уголь, который онъ взялъ клещами съ жертвенника, и коснулся устъ моихъ и сказалъ: вотъ, это коснулось устъ твоих, и беззаконiе твое удалено отъ тебя, и грѣхъ твой очищенъ. И услышалъ я голосъ Господа, говорящаго: кого Мнѣ послать? и кто пойдет для Насъ? И я сказалъ: вотъ я, пошли меня (Ис.6:5-8).

И церковь поетъ ирмосъ [и́рмосъ - первое пѣснопѣнiе-тропарь въ ряду другихъ тропарей, составляющихъ одну какую-либо пѣснь канона]: яко видѣ Исаія образно на престолѣ превысоцѣ Бога. Образно, сирѣчь человѣкообразна. Тѣмъ образомъ нарежался [наряжаться - приготовляться, собираться] вочеловѣчитися. Того ради пророкъ и завопилъ: о, окаянный азъ! провидѣхъ воплощаема Бога. Сіе видѣніе бысть до Христова рожества за восемь сотъ лѣтъ. А послѣ видѣнія, исполнився Духа Свята, начатъ прорицати [пророчествовать] къ людемъ: се дѣва во чревѣ пріиметъ, и родитъ сына и нарекутъ имя ему Еммануилъ, еже есть сказаемо: съ нами Богъ [Ис.7:14]. И много прорицалъ. За то его царь Манасія древяною пилою претеръ. [Первоначальный источникъ этой информацiи - древнiй апокрифъ "Восхожденiе Исаiи". Извѣстенъ славянскiй переводъ этого сочиненiя подъ именемъ "Видѣнiя пророка Исаiи".]

Еще же и Езекіиль пророкъ видѣ при рѣцѣ Ховарѣ Бога на престолѣ, и окрестъ его престоли и колеса, и духъ бѣ жизни въ колесахъ: егда двизахуся престоли, двизахуся и колеса. И посредѣ престола подобіе сына человѣча [Iез.1]. Видишъ: и тутъ вочеловѣченіе показано пророку. А все-то схожденіе творилъ. И Даніилъ: зрѣхъ, дондеже престоли поставишася, и ветхіи деньми сѣде, и книги разверзошася [Дан.7:9-10], и прочая. Сему пророку судъ показанъ, что хощетъ быти праведнымъ и грѣшнымъ. А послѣ вочеловѣченія бысть откровеніе Іоанну Богослову не тѣмъ подобіемъ: Христосъ явился на небеси агньцемъ Іоанну [Откр.5:6]. А преже агньца и человѣкомъ на земли его видѣ. Чти Апокалипсисъ, глава первая, и четвертая, и пятая: тамо обрящешъ. Не въ комарахъ Богъ явился, но на престолѣ, яко древле пророкомъ, сице:

Абіе [скоро, тотчасъ, вдругъ] же бысть въ дусѣ, и престолъ стояше на небеси, а на престолѣ сѣдящь. И сѣдяй бѣ подобенъ камени аспиди и сардинови, и бѣ дуга окрестъ престола, и престоли 24, и на престолѣхъ видѣхъ 24 старца сѣдяща, облечены въ бѣлы ризы, и имяху вѣнца златы на главахъ своихъ. И отъ престола исхождаху молнія, и громи, и гласи; и седмь свѣщникъ огненъ, горящихъ предъ престоломъ, яже суть седьмь духовъ Божіихъ; и предъ престоломъ море сткляно, подобно кристаллу. И посредѣ престола и окрестъ престола четыре животна, исполнь очей спреди и созади. И животно первое подобно льву, и второе животно подобно телцу, и третье животно имый лице яко человѣкъ, четвертое животно подобно орлу летящу. И животна четыри единъ кождо ихъ имый по шести крылъ окрестъ, и внѣ юду исполнь суть очей. И покоя не имуще, день и нощь глаголютъ: святъ, святъ, святъ, Господь Вседержитель, иже бѣ, и сый и грядый. И егда даша животная славу и честь и хвалу сѣдящему на престолѣ и живущему во вѣки вѣкомъ, и положиша вѣнца своя предъ престоломъ, глаголюще: достоинъ еси, Господи, пріяти славу и честь и силу, яко ты еси создалъ всяческая, и силою твоею суть и сотворени.

И тотчасъ я былъ въ духѣ; и вотъ, престолъ стоялъ на небѣ, и на престолѣ былъ Сидящiй; и Сей Сидящiй видомъ былъ подобенъ камню яспису и сардису; и радуга вокругъ престола, видомъ подобная смарагду. И вокругъ престола двадцать четыре престола; а на престолахъ видѣлъ я сидѣвшихъ двадцать четыре старца, которые облечены были въ бѣлыя одежды и имѣли на головахъ своихъ золотые вѣнцы. И отъ престола исходили молнiи и громы и гласы, и семь свѣтильниковъ огненныхъ горѣли предъ престоломъ, которые суть семь духовъ Божiихъ; и предъ престоломъ море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокругъ престола четыре животныхъ, исполненныхъ очей спереди и сзади: и первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имѣло лице, какъ человѣкъ, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое изъ четырехъ животныхъ имѣло по шести крылъ вокругъ, а внутри они исполнены очей; и ни днемъ ни ночью не имѣютъ покоя, взывая: святъ, святъ, святъ Господь Богъ Вседержитель, Который былъ, есть и грядетъ. И когда животныя воздаютъ славу и честь и благодаренiе Сидящему на престолѣ, Живущему во вѣки вѣковъ, тогда двадцать четыре старца падаютъ предъ Сидящимъ на престолѣ, и поклоняются Живущему во вѣки вѣковъ, и полагаютъ вѣнцы свои предъ престоломъ, говоря: достоинъ Ты, Господи, прiять славу и честь и силу, ибо Ты сотворилъ все, и все по Твоей волѣ существуетъ и сотворено (Откр.4:2-11).

Видишъ ли, слышателю, и подъ старцами живые престолы, нежели подъ Владыкою, а не комары пустыя. Каково ти сіе уряженіе [украшенiе, должный порядокъ] кажется? Хощеши ли сея ради красоты пострадать?

Еще же и Діонисій Ареопагитъ о Бозѣ, свидѣтельствуя, глаголетъ: Свѣтъ Богъ; но и не свѣтъ: паче бо (свѣта. Животъ [жизнь] Богъ; но и не животъ: паче бо) живота. Видиши ли? не сего видимаго свѣта [мiра] требуетъ Богъ, иже насъ ради сотворенъ, но той невещественный свѣтъ, прежде вѣкъ вѣчныхъ. Много вѣковъ у Владыки было до сего вѣка. Чти разумно символъ вѣры: И во единаго Господа Ісуса Христа, Сына Божія единороднаго, иже отъ Отца рожденнаго прежде всѣхъ вѣкъ. Свѣта отъ свѣта. Зри: отцы на первомъ соборѣ рекоша: прежде многихъ вѣкъ. Отъ Адама единъ вѣкъ, а не многіе. И Павелъ къ Евреомъ глаголетъ: егоже положи наслѣдника всѣмъ, имже и вѣки сотвори, иже сый сіяніе славы отча и образъ ипостаси его [Евр.1:1-3]. Виждь: и Апостолъ многіе вѣки глаголетъ, прежде сего свѣта. И Василій Великій пишетъ въ словѣ на Рожество Богородицы сице: усмотрилъ Богъ вочеловѣченіе свое прежде вѣкъ вѣчныхъ, и тогда время наставало, егда дѣвица четыренадесятъ лѣтъ бысть. Смотри: согласно у святыхъ,- вси глаголютъ многія вѣки; одинъ діяволъ со ученики своими говоритъ: гдѣ Богъ бѣ, егда не бѣ свѣтъ? Вопросилъ, да и отвѣщалъ окаянной: въ комарахъ! Неодержимаго, и необъемлемаго, и неприступнаго, а говорите в одномъ мѣстѣ, въ комары. За сіе да будетъ проклятъ.


Да въ ложныхъ же тетратяхъ пишетъ вопросъ Василіевъ, бутто сице: протолкуйте ми, отъ чего взяты ангелы быша? Толкъ лукавый: отъ Святаго Духа, глаголетъ. Увы! Съ Божествомъ тварь сравнялъ діяволъ! Аще и честнѣйшая тварь, но не отъ Божества суть взяты. Псалмопѣвецъ научаетъ: творяй ангелы своя духи и слуги своя огнь палящь [Пс.103:4]. И Митрофанъ, творецъ канономъ, пишетъ: помысливъ первѣе, мудрѣ составилъ еси ангеломъ чины, служебны твоей благости, трисоставный Боже, съ нимиже пріими и нашу хвалу. И другій творецъ, Іосифъ, пишетъ: боголѣпно отъ несущества, Господи, словомъ твоимъ привелъ еси существа небесныхъ, безсмертне, воинствъ, свѣтовидны сихъ содѣловая. 3ри, слышателю,- не отъ естества Божія ангелы взяты, но отъ небытія въ бытіе приведены, Сыномъ-Словомъ Божіимъ составишася, отъ несущества въ существо повелѣніемъ Божіимъ устроишася, и Духомъ Святымъ освящени. Святому святыя и слуги надобно, служебны его благости; невещественному огню и слуги огненыя и невещественныя устроены. Слышалъ ли ты пророковъ, каково предъ нимъ страшно и трепетно служатъ?


Да у нихъ же писано: отъ чего солнце взято? Отвѣтъ: отъ честныя ризы Господня (а мѣсяцъ отъ духа и отъ престола Господня), а земля-де отъ пѣны морскія,- ангели-де по морю пѣну собирали, и отъ того-де Богъ (землю) сдѣлалъ, и на трехъ болшихъ китахъ и на 30 малыхъ устроилъ, а море-де на желѣзныхъ столпахъ утвержено. Мы же сице отвѣщаемъ: все сія блядь [въ то время это ​церковнославянское​ слово не было матернымъ; сейчасъ лучше читать его какъ: блудъ], а не церковный разумъ. Чти Бытію и Гранографъ о сотвореніи твари: тамо истинна речена Святымъ Духомъ отъ Моисея, въ Библіи и въ толковомъ Гранографѣ.


Сице Моисей пишетъ: искони сотвори Богъ небо и землю [Быт.1:1]. И Гранографъ толкуетъ: небо небесъ, на нем-же престолъ Божій, то небо огнено; а сіе видимое глаголется твердь быти. Подъ тѣмъ небомъ ангельское ликостояніе и служеніе бываетъ Богу. А сотворилъ ево Богъ Словомъ своимъ, отъ несущества, сирѣчь отъ небытія въ бытіе приведе. Слово Божіе живо и дѣйствено реклъ: буди небо: и бысть (буди вода: и бысть; буди земля: и бысть). Землю взятъ отъ воды, а не отъ пѣны. Пѣна легкое дѣло; а водное естество тяжко; потому и земля тяжела. Петръ Апостолъ пишетъ, яко небеса убо исперва, и земля отъ воды и водою составлена Божіимъ Словомъ [2 Пет.3:5-6]. И велѣлъ лежать на водѣ, а не на китахъ. И Дамаскинъ пишетъ: утвержей ни на чемже землю повелѣніемъ си, и распространи неодержимую тяготу. И Давыдъ глаголетъ: основая землю на тверди своей, не преклонится въ вѣкъ вѣка [Пс.103:5]. Просто молвить: сгустилися подъ нею воды, да на нихъ и плаваетъ лежа,- Богъ приказалъ; а не на китахъ,- не блазнися, слышателю! Внимай церковнымъ книгамъ, а не подметнымъ воровскимъ тетраткамъ.


Паки [снова, опять] Библія: Земля же бѣ невидима и не украшена [Быт.1:2]. Сирѣчь безъ лица, в водахъ вся в морскихъ плавала, яко камень,- ни древъ, ни травы, никакова украшенія не бысть: много воды было.


Бытія: И разлучи Богъ между водою и водою, и рече: да будетъ твердь. И бысть тако [Быт.1:6-7]. Слово и дѣло вскорѣ,- отъ тоеже воды сгустилося, егоже видимъ, небо. И Давыдъ о немъ же вѣщаетъ: пропинаяй небо, яко кожю, покрываяй водами превыспренняя своя [Пс.103:2-3]. Сирѣчь: тамъ половина на полатяхъ лежитъ и николи къ намъ не сходитъ. Токмо въ потопъ при Нои за грѣхи людскія оттолѣ спустилъ: разверзошася хляби [бездны] небесныя и шесть недѣль вода лила на землю. Еще же приказалъ Богъ и морю испредѣлъ выступить. И погрязла земля въ водахъ,- надъ высокими горами пятьнадесять саженъ было водъ. И стояла вода 40 дней,- 6 недѣль прибывала, и 6 недѣль убывала. А всего годъ было, дондеже [до́ндеже - до тѣхъ поръ, пока] ковчегъ Ноевъ ста на мѣстѣ своемъ. Все померло въ водахъ,- и люди, и скоты, и звѣри, и птицы небесныя: токмо Ной праведникъ со своими спасеся, Богу изволшу.


Паки Библія: и тьма верху бездны, и Духъ Божій ношашеся верху воды [Быт.1:2]. Сирѣчь невидѣть ничего: дня не было, - темно.


И рече Богъ: да будетъ свѣтъ. И бысть свѣтъ. И нарече свѣтъ день, а тьму нарече нощь. И бысть вечеръ, и бысть утро, день единъ [Быт.1:3,5]. Просто молвить: нощь да день, сутки стали. День на дѣло людемъ приготовилъ, а нощь на покой и на славословіе къ нему, Свѣту-Христу, яко Давыдъ глаголетъ: седмижды днемъ хвалихъ тя о судбахъ правды твоея [Пс.118:164]. Сирѣчь: въ суткахъ всякому подобаетъ вечерня, повечерница, правило, полунощница, утреня, часы, литургія. Да онъ же говоритъ: полунощи востахъ исповѣдашися на судбы правды твоея [Пс.118:62]. Сверхъ церковныхъ правилъ и намъ подобаетъ вставать ночью и плакатися о грѣсѣхъ.


И бысть день мраченъ и несвѣтелъ безъ свѣтилъ. Въ первый день сотворилъ Богъ звѣзду, ейже имя Аррисъ [или Арей, планета Марсъ], и положилъ на тверди небеснѣй, а во вторый день сотворилъ звѣзду Ермисъ [или Гермесъ, планета Меркурiй], а въ третій день Кронъ [планета Сатурнъ], а въ четвертый Афродиту, она же Артемида [планета Венера; Афродита и Артемида - разныя богини] словетъ, въ четвертый же день Богъ и солнце сотворилъ, (въ пятый же день мѣсяцъ сотворилъ) и небо звѣздами украсилъ. И положилъ солнце во область дни, луну же во область нощи [Быт.1:16-18]. А ималъ звѣзды, и солнце, и луну отъ вышняго неба,- тогоже огненнаго неба сродство имѣютъ: то небо все таково,- якоже солнце, огнено горяще. Во второе пришествіе свое Господь всю тварь видимую сію переновитъ, сирѣчь переполощетъ негасимымъ огнемъ, и будетъ небо ново и земля нова. И людей переновитъ: воскреснутъ вси, и комуждо подостоянію противу дѣлъ и мѣсто укажетъ во вѣки бесконечныя, аминь. Тогда рай едемскій распространится по всей земли, и градъ святый Сіонъ на воздусѣ будетъ, сирѣчь горній Іеросалимъ; и не затворены врата его будутъ, праведнымъ входити и исходити; нощи же не будетъ тамо, ниже внидетъ въ него анаѳема, и не пресечется свѣтъ тмою, якоже нынѣ: свѣтилникъ въ немъ будетъ агнецъ Божій свѣтити, еже [который] есть Христосъ Сынъ Божій, надежда наша. А иніи праведники сподобятся во царство небесное, иніи во свѣтъ животный. Многи обители суть у Владыки святымъ и праведнымъ его будутъ. Горе тогда нечестивымъ и грѣшнымъ окаяннымъ будетъ! Разведени будутъ по мукамъ вѣчнымъ: овіи [одни, нѣкiе, иные] во огнь, а иніи въ тартаръ; овіи в скрежетъ зубный, а иніи в черви; овіи въ жупелъ [сѣру], а иніи во тму; овіи во адъ, а иніи в смолу, горящую невещественнымъ огнемъ. И вси муки будутъ невещественни: извнутръ человѣка рождатися будетъ болѣзнь, сице,- разумѣй: якоже кто нынѣ огневою [горячкой, лихорадкой] стражетъ въ немощи, весь горитъ, а отъ болѣзни не можетъ уйти: а тамо и сугубо будетъ,- и внутрь и внѣ человѣка будетъ мука. Охъ, грѣшнику, якоже и мнѣ окаянному! А всѣхъ злѣйше мука въ тартарѣ будетъ: огнь и студень лютая будетъ. Тамо мучатся еллинстіи бози [греческiе боги], тамо вси отступники будутъ, тамо и діяволъ з бѣсы осужденъ будетъ, и мучени будутъ во вѣки вѣкомъ. Разумѣешъ ли, слышателю, гдѣ писаніе возвѣщаетъ тартаръ? Патрикіи прускіи [Патрикiй Прусскiй - епископъ города Пруссы в Вифинiи въ Малой Азiи, мученикъ древней Церкви] пишетъ сице: адъ убо сотворенъ в пустошныхъ земли, надъ твердію; низу же его, на тверди, тамо зодіи [созвѣздія зодіака ] ходятъ, тамо планиты обтекаютъ, и отъ того строится подъ твердію в тартарѣ преглубокомъ лютая студень; еще же и огнь негасимый тамо же будетъ. Зри, коль глубоко діяволъ съ бѣсы и со отступники прогнани будутъ. Паки на первое возвратимся, отнелѣже [отне́леже - съ того времени какъ, отъ тѣхъ поръ] изыдохомъ [выйти откуда, куда].


И повелѣ Господь, да изнесетъ земля траву сѣющу сѣменну по роду и по подобію, и древа плодовитая, творящая плодъ [Быт.1:11]. Гранографъ толкуетъ: во вторый день Господь красилъ [украшалъ] землю. А Златоустъ глухо пишетъ. И израстоша былія [трава, злакъ, быльё] прекрасная, травы цвѣтныя разными цвѣты,- червонныя [красныя, алыя], зеленыя, лазоревыя, бѣлыя, голубыя, и иныя многія цвѣты, пестры и пепелесы [пепельныя, серебристо-сѣрыя], по Господню глаголу, яко и Соломонъ премудрый не могъ себѣ таковыя цвѣтныя одежды устроить; онѣже и благоуханіемъ добровоннымъ облагоухаютъ. Такоже и древа израстоша: кипариси, и пѣвги [хвойные деревья, сосны (?)], и кедри, мирсини [мирси́на - миртъ] и черничіе [черни́чіе - лѣсная дикая смоковница], виноградіе и финики, и смокви и иное садовіе [то, что произрастаетъ въ садахъ],- множество много различные пладовитые древа изъ земли изыдоша. И рѣки посреди горъ протекоша и источники водныя. Таже отъ земли сотворилъ Богъ скоты и (звѣріе дубравніи, а отъ воды) птицы, парящія по аеру [воздуху]; отъ воды же и гады, пресмыкающеися по земли, и по аеру летящія вся мухи, и прочая. Посемъ насадилъ рай во едемѣ на востоцѣ: древа и крины [кринъ - лилiя] райскія по дванадесять плодовъ в году приносятъ,- древа негніющая, (травы неветшающая,) цвѣты неувядаемыя, плоды нерастлѣваемыя. Аще и на земли рай, посредѣ плотскаго и духовнаго житія устроенъ. Въ Гранографѣ пишетъ, яко треть вселенныя ввысоту устроенъ, на востоцѣ, и отъ него вся древа земская [зе́мстiи - земные] до преступленія Адамля и крины селныя [се́льный - полевой] облагоухались, еже есть освящались, и земля вся облагоухалась, дондеже не проклята бысть. По преступленіи проклята земля в дѣлѣхъ своихъ стала, рай запечатлѣнъ [запечатанъ, плотно закрытъ] бысть. Таково-то грѣх-отъ человѣчь некорыстное [коры́сть - выгода, матерiальная польза] дѣло: и твари бездушной скорбь и болѣзнь приноситъ! По Апостолу, оттолѣ и доднесь вся тварь совоздыхаетъ и сболѣзнуетъ съ нами [Рим.8:22-23],- желаетъ нашего дне, когда сыны Божіи будемъ. Аще и нынѣ древо райское обрящется посредѣ земскихъ древъ: вси не устоятъ, но падше поклонятся ему, яко царю. Егда моляшеся Богородица, на камени мраморнѣ стоя въ Сіонѣ: ангелъ къ ней принесе вравіе [вра́віе - награда за побѣду, цвѣтущая финиковая вѣтвь] отъ рая. Она же увязшися [увязе́нiе - увѣнчанiе, украшенiе цвѣточнымъ вѣнкомъ], сирѣчь на главу возложила, и кланяшеся: тогда вси древа покланяхуся съ нею. (Егда же восклонится: тогда и древа восклоняхуся съ нею.) Андрей Критскій пишетъ: на успеніи своемъ Іоанну Богослову благословила, онъ же, по приказу ея, всѣмъ Апостоламъ раздѣлилъ потолику [потоли́ку - постольку, столько же]. Нечего много говорить, - хорошо въ раю, кого Богъ сподобитъ! Адамъ заключилъ [закончилъ, завершилъ] сластолюбіемъ: мы же его взыщемъ постомъ и молитвою, любовію и милостынею, слезами и покаяніемъ, и прочими добродѣтелями съ терпѣніемъ. Аминь.


Еще же побесѣдуемъ о бытіи вышереченной. И видѣ Богъ, яко добро [Быт.1:25]: земля злачна, рай прекрасенъ. Наслѣдника нѣсть. И рече Отецъ Сынови: сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію [Быт.1:26]. И отвѣща другій: сотворимъ, отче, и преступитъ бо [же, вѣдь]. И рече: О, единородный мой! О, свѣте мой! О, Сыне и Слове! О, сіяніе славы моея! Аще промышляеши созданіемъ своимъ, подобаетъ ти облещися въ тлимаго человѣка, подобаетъ ти по земли ходити, апостолы воспріяти, пострадати, воскреснути и вся совершити. И отвѣща: буди, отче, воля твоя. По семъ въ шестый день сниде [сни́ти - сходить внизъ, нисходить] Богъ на землю, на востоцѣ, во едемѣ: персть вземъ отъ земля, и сотвори человѣка, сирѣчь, яко скуделникъ скуделу [скуде́ль - глина, глиняный сосудъ; скуде́льникъ - горшечникъ],- просто молвитъ, горшешникъ горшокъ. И положилъ предъ собою. Онъ же бездушенъ лежитъ предъ Богомъ, недвижимъ. И видѣ Богъ, яко добро: дуну на него. И дадеся ему душа, яко ангелъ нѣкій чистѣйшій; духъ же возвратися ко Господеви, а персть отъиде въ землю. И бысть человѣкъ въ душу живу. Зри: всю тварь сотворилъ словомъ, а человѣка боголѣпными руками. И Давыдъ поетъ: руцѣ твои сотвористѣ мя и создастѣ мя [Пс.118:73]. Внимай: не человѣческія у Бога руки, но Сынъ единородный, Богъ Слово, а другій исходящій Духъ Святый. Си двѣ отрасли богорасленыя: единъ сотворилъ, а другій и совершилъ человѣка, повелѣніемъ отчимъ. И нарече Господь имя ему Адамъ. Посемъ введе его въ рай и заповѣда ему, да не вкуситъ отъ древа, еже разумѣти добро и зло. И вложи въ него сонъ, и успе [заснулъ] Адамъ. И взятъ Господь отъ ребра его, и сотвори жену, помощницу по немъ, и нарече имя ей Евва. И в то время порвидѣ [вѣроятно, провидѣ - предвидѣлъ] Господь во Адамѣ Апостоловъ Петра и Павла: Петру ключа царствія небеснаго ввѣряема, Павлу же благочестіе проповѣдающу. И не зритъ Господь Адама въ раи, веселящася и ликовствующа, но внутрь его Апостоловъ зря, Богъ радуяся глаголетъ: сіи мои двѣ маслины, и два каменя драгія; вамъ бо вручаю церковь мою, и врата адова не одолѣютъ ей [Мт.16:18]. И бысть тако напослѣдокъ. Аще хощеши разумѣти пространно: чти слово Іоанна Златоуста о вочеловѣченіи. По совершеніи Адама минувъ 5500 лѣтъ быша Апостоли сіи, егда вочеловѣчился Сынъ Божій.


Паки Бытію рцемъ [говоримъ]. И приведе Господь ко Адаму звѣріе и скоти, и птицы небесныя: и поклонишася ему, видя его во славнѣ образѣ сіяюща. Адамъ же нарече имъ всѣмъ имена. И поживе Адамъ въ раю по Филону сто лѣтъ, а иніи глаголютъ 3 годы, а иніи 6 часовъ, яко царь надъ всею тварію: вся ему быша покорна, вся повинна, лютыя звѣри предъ нимъ трепетаху и бояхуся Адама. И самъ Богъ бесѣдоваше со Адамомъ. И позавидѣ діяволъ чести и славѣ Адамли, восхотѣ у Бога украсти, вниде во змію,- лучшаго звѣря,- и оболга Бога ко Адаму, рече: завистливъ Богъ, Адаме,- нехощетъ васъ быти таковыхъ, каковъ самъ: аще вкусите отъ древа, отъ негоже вамъ ясти заповѣда, будите яко бози. Онъ же отказалъ, помня заповѣдь зиждителеву. Змія же, отклоняся отъ Адама, пріиде ко Еввѣ,- ноги у нея и крылья были, хорошей звѣрь, красной была, докамѣстъ не своровала [воровать - совершать преступленіе, участвовать въ бунтѣ]. И рече Еввѣ тѣже глаголы, что и Адаму. Она же, послушавъ зміи, приступи ко древу, вземъ грезнъ [плодъ, гроздь плодовъ] и озоба [озобати - опустошать, пожирать, попробовать, вкусить] его, и Адаму даде: понеже [поне́же - ибо, потому что] древо красно видѣніемъ и добро в снѣдь,- смоковь красная, ягоды сладкіе, слова межю собою льстивыя! Онѣ упиваются, а діяволъ въ то время смѣется. Увы новоздержанія! увы небреженія заповѣди Господня! Оттолѣ и доднесь въ слабоумныхъ человѣкахъ такъже лесть творится. Подчиваютъ другъ друга зеліемъ нерастворенымъ, сирѣчь зеленымъ виномъ процѣженымъ и прочими питіи и сладкими брашны [бра́шно - пища], а опослѣ и посмѣхаютъ другъ друга, упившагося допьяна! Слово в слово что въ раю было при діяволѣ и при Адамѣ.


Паки Бытія: И вкусиста Адамъ и Евва отъ древа, отъ негоже Богъ заповѣда, и обнажистася [Быт.3:6-7]. О, миленькія! Пріодѣти стало некому! Ввелъ діяволъ въ бѣду, а самъ и всторону! Лукавый хозяинъ накормилъ, напоилъ, да и з двора спехнулъ: пьяной валяется на улицѣ ограбленъ,- никто не помилуетъ!


Паки Библія. Адамъ же и Евва сшиста себѣ листвіе смоковишное отъ древа, отъ негоже вкусиста, и прикрыста срамоту свою, и скрыстася, подъ древо возлегоста. Проспалися бѣдныя с похмѣлья, ано и самимъ себя соромъ: борода и усъ въ блѣвотинѣ, а отъ г..на въ мотылѣхъ [моты́ло - пометъ, калъ, экскременты], со здоровныхъ чашъ кругомъ голова идетъ и на плечахъ не держится! А инъ отца и честнова сынъ, пропився на кабакѣ, подъ рогожею на печи валяется! Увы тогдашнева Адамова безумія и нынѣшнихъ адамленковъ!


Паки Бытія. И ходящу Богу в раи и глаголящу: Адаме, Адаме, гдѣ бѣ? Господи, гласа твоего слышу, а лица твоего видѣти не могу. Господь же наругася [наругать - насмеяться, опозорить, иронизировать, укорять] ему, и рече: се Адамъ, яко единъ отъ насъ! [Быт.3:22] И паки рече Господь: что сотворилъ еси? Онъ же отвѣща: жена, юже [которую] ми даде! Просто рещи: на што-де мнѣ такую дуру здѣлалъ! Самъ неправъ, да на Бога же пѣняетъ! И нынѣ похмѣлныя тоже, шпыняя, говорятъ: нашто Богъ и сотворилъ хмел-етъ! Весь пропился, и ѣсть нечего! Да меня же де избили всево! А иной говоритъ: Богъ-де судитъ ево,- допьяна упоилъ! Правится [оправить - оправдать] бѣдной,- бутто отъ неволи такъ здѣлалось! А беспрестанно желаетъ тово. На людей переводятъ, а сами ищутъ тово. Что Адамъ переводитъ на Евву. А самъ гдѣ былъ? Чѣмъ было рещи: согрѣшихъ, Господи, прости мя: ино [ино - но, такъ, итакъ, развѣ, только] стыдно простится! Чему быть? Честной человѣкъ,- соромъ поклониться! Своровавъ, сверхъ перваго грѣха другой грѣхъ надобѣ еще сдѣлать,- попротивиться!


Бытія. И рече: жена юже ми даде [Быт.3:12]. И Господь рече къ Еввѣ: Евва, что се сотворила еси? Она же отвѣща: змія мя прельсти. Дѣло кругомъ пошло, другъ на друга переводятъ: а всѣ заодно своровали! А змія говоритъ: діяволъ научилъ мя. Бѣдные, бѣдные, всѣ правы, и виноватова нѣтъ, а полишное [поличное - вещи, покраденныя и найденныя у кого-либо] на шеѣ виситъ!


Бытія паки. И повелѣ Господь херувиму всѣхъ изгнати изъ рая. Изгнанъ бысть Адамъ и запечатлѣнъ бысть рай. И осудилъ Богъ Адама дѣлать землю, отъ неяже взятъ бысть, женѣ же въ печали родити чада, а зміи на чреслѣхъ [чресла - поясница, бедра] ползати и ясти землю. А діявола проклятъ надежда-свѣтъ Господь Богъ нашъ. Праведенъ судъ твой, Владыко! Толко законопреступнымъ не будетъ уйму и смиренія: такъ и праведнымъ не будетъ мзды воздаянія. Мнози блудницы и прелюбодѣи, татіе [тать - воръ] и разбойницы, клеветницы и пьяницы, хищницы и злодѣи не каются и отъ злобъ своихъ не престанутъ, а сами себя льстяще и лагодяще [лагодя́щи - ласкаючи, ласкательствуя], между собою глаголюще: не погубитъ Господь созданія своего, не на то онъ создалъ, что насъ ему мучить! еще я молодъ, успѣю покаятися: попить, да поѣсть, да повеселиться мнѣ надобно нынѣ! Увы неразумія глагола! Ялъ еси, и пилъ, и веселился, и издохъ безъ покаянія, а затѣмъ что? Не вышереченныя ли муки? Али мнишися крѣпчайши отецъ своихъ и братіи,- безъ смерти будешь? Не лстися! Яко искра огня угасаетъ, толь скоро душа отъ тѣла отлучится. О семъ прекратимъ. Вси знаемъ правду, яко и Адамъ; да лиха въ насъ слабость да діяволе поущеніе. Узнаемъ тогда, какъ погонятъ отъ рая, яко и Адама со Еввою, за несоблюденіе заповѣди.


Бытія паки. Егда же изгнанъ бысть Адамъ, вся тварь вознегодова на преступника: солнце сожещи его хотѣло, луна и звѣзды примрачились, небо простерто стояти не хотѣло, земля въ воды хощетъ побѣжати, море ис предѣлъ выступить тщится и потопити законопреступныхъ, садовіе плодовитое увядаютъ, трава и крины красные засыхаютъ, звѣріе и скоти и птицы небесныя преступника разтерзати ищутъ, ангели на небеси плачютъ и вся тварь съ ними рыдаетъ. Не восхотѣли падшему служити. Но Владыка долготерпѣливый Господь Богъ рече боголѣпнымъ своимъ гласомъ ко всей твари: азъ вамъ повелѣваю,- стерпите, ис предѣлъ своихъ не выступайте, дондеже обновлю падшій мой образъ, съ ними и васъ обновлю паки! Оттолѣ суетѣ бо тварь повинуся неволею, но за повинувшаго ю, о надежди, яко и сама тварь свободится отъ работы тлѣнія, въ свободу славы чадъ Божіихъ. Сіе къ римляномъ Павелъ пишетъ [Рим.8:19-21]. А Златоустъ по вышереченному въ бесѣдахъ разсуждаетъ. Мы же речемъ: О, сластолюбіе Адамле и пиръ пьяной! О, невоздержаніе грѣхолюбно и сластолюбно! Заповѣдь Божію преступилъ, да діявола послушалъ; Владыку презрѣлъ, да со врагомъ сплелся. Что на Адама пѣнять? Мы и сами въ томъ же сластолюбіи погрязли: скверными бо грѣхи окаляхъ [окаля́ти - осквернить, обезобразить, грязью или навозомъ марать] душу мою, и в лѣности все житіе изжихъ.


Еще Библія. Посемъ Адамъ позна жену свою и роди Каина, таже Авеля. И бысть Каинъ земледѣлатель, а Авель овцамъ пастырь [пастухъ] [Быт.4:1-2]. И принесоста оба дары Господеви: и не призрѣ Господь на приношеніе Каиново, понеже отъ лукавства суть, сирѣчь хлѣбенко худой принесъ, который негоденъ себѣ: того ради и отвратися Богъ. А Авель же съ вѣрою и желаніемъ изо всѣхъ овецъ выбравъ борана лучьшаго, и принесе въ даръ Господеви. И призрѣ Господь на дары Авелевы, и обоня воня [воня́ - запахъ] благоуханія [воня благоуханiя - благовонный дымъ жертвенныхъ приношенiй], и благослови Богъ Авеля. И сего ради возненавидѣ Каинъ брата своего Авеля, изведе его на поле, и уби во главу каменемъ. И лежа непогребенъ мертвъ. Адамъ же и Евва плакашася: не вѣдаютъ, камо [ка́мо - куда, гдѣ] дѣти его. И прилетѣша ко Адаму двѣ птицы горлицы, и вознегодова едина на другую, и уби ея, и в землю загребѣ: по томуже образу и Адамъ сотворилъ,- мертвеца своего в землю закопалъ. О, діаволе злохитріе! Другую бѣду богопротивную сотворилъ! Господь любви хощетъ, а діяволъ ненависти учитъ. Господь въ миръ привлачитъ [привлачить - притащить, приволочь], а діяволъ на убійство учитъ. Того ради Господь землю общу сотворилъ, равно всѣмъ свѣтитъ день, солнце сіяетъ равно, чтобы другъ друга любя жили, яко во единомъ дому, совѣтно, и единодушно Бога хваля: мы же не тако, но, яко псы и яко котки, другъ на друга ворчимъ, и прыщимъ [пры́щиться​ - надуваться, надмѣваться, пыжиться, ерошиться, вздымать на себѣ шерсть, волосъ, перья], яко козлы. Увы, погибе благоговѣйный отъ земля и нѣсть въ человѣцѣхъ исправляющаго, кромѣ избранныхъ и святыхъ!


Паки Библія. Посемъ рече Господь ко Каину: Каине, гдѣ есть Авель братъ твой? Онъ же отвѣща: не стражъ есмь брату своему! Еще же рече Господь ко Каину: убилъ еси его, и кровь брата твоего отъ земли ко мнѣ вопіетъ [Быт.4:10]. Смотри, слышателю, отцово же противленіе, якоже въ раи: чѣмъ было каятися согрѣша, а онъ грѣхъ на грѣхъ прилагаетъ! Своровавъ, да и запирается, бутто ни въ чемъ не бывалъ! А руки въ крови, полишнее на вороту! Всему тому виновенъ діяволъ: не хощетъ пустити человѣча рода на небо, откуду онъ отпалъ, но всѣхъ ищетъ въ пропасть вринути и съ собою во огни вѣчномъ быти. И насъ нынѣ научаетъ тому же Каинову нраву, отъ негоже Господь да избавитъ и спасетъ, яко благь и человѣколюбецъ.


Бытія паки. Еще же Адамъ роди двѣ дщери, и вмѣсто Авеля даде ему Богъ сына Сифа, и нареченъ бысть Сифъ сынъ божій, понеже далъ ему разумѣти премудрость небесную. Онъ же имена нарече всѣмъ звѣздамъ небеснымъ, и изочте ихъ, и хитрость свою предаде по писанію. И взяша за себя сестры своя,- Каинъ большую, а Сифъ меньшую,- и начаша множитися родъ человѣческій. Внидоша сынове Сифовы ко дщеремъ Каиновымъ, и живуще блуднѣ. Лютъ діяволъ! Верхи злобамъ всѣваетъ въ человѣки, убивство и блудъ, все богопротивно.


Паки Бытія. Житія же Каинова бысть 1000 лѣтъ. За братоубійство разслаблѣнъ [разслабленный - парализованный, не вполнѣ владеющiй членами своего тѣла] бысть, трепеташе и трясыйся ходя по земли,- земля подъ нимь яко вода колебашеся; онъ же стоня и вопія во вся дни живота своего, и напослѣдокъ убіенъ бысть Ламехомъ, слѣпымъ стрѣлцомъ. Виждь, слышателю: какову чашу брату поднесъ, такову и самъ выпилъ. Братъ за терпѣніе отсюду представися въ вѣчная благая; а онъ въ вѣчную муку преселился отселѣ. Таже людіе начаша родитися исполини, гиганти, сирѣчь силные и великіе, и учали богопротивно жить между собою, убійствомъ и волхвованіемъ, обращалися звѣрьми и птицами, и летали по аеру діяволимъ наученіемъ. И житія ихъ было отъ Адама до потопа 2,242. И рече Господь: не пребудетъ духъ мой въ человѣцѣхъ сихъ, яко плоть суть [Быт.6:3]. И повелѣ праведнику Ною дѣлать ковчегъ, за сто лѣтъ до потопа. Онъ же, ковчегъ дѣлая, безпрестанно вопилъ: покайтеся, близъ всѣмъ конецъ, и смерть при дверѣхъ, хощетъ Богъ потопъ навести на землю! Они же ругахуся ему, глаголя: давно ты о семъ говоришъ, да ничтоже по твоему не бываетъ! не слушаемъ тебя! такъ намъ жить, какъ хощемъ! И егда исполняшеся годъ шестодесятой, подвигнулъ духъ звѣрей, и скоты земскія, и птицы небесныя, и гадове всякаго рода, водворяющеся около ковчега. Ной же праведникъ гласомъ веліимъ [ве́лiй - великiй, громкiй] и высочайшимъ кричаше: покайтеся, людіе, престаните отъ злобъ своихъ, припадите ко Господу Богу небесному! се потопъ приближися! видите, звѣріе духомъ движими стекаются,- слоны и велбуды [велбу́дъ - верблюдъ] отъ Индіи грядуща, лвы и рыси, волцы и медвѣди и прочая лютыя звѣри со овцами и козами смѣшены друга друзей не вреждаху. Они же излиха [изли́ха - съ излишествомъ, чрезъ мѣру] вопіяху: не брежемъ [бреже́ние - береженье, остереженье, охраненiе] о глаголѣхъ твоихъ! Осердилися, бѣдныя,- не любо, что праведникъ правду говоритъ! Ужо, сердитые, умягчитъ васъ вода!


Бытія паки. Ковчегъ же еще не совершенъ: времени на дѣло надобѣ 40 лѣтъ. Не стерпѣ ярость Господня до урочныхъ [урочный - условленный, опредѣленный, установленный] лѣтъ: посла ангела своего къ Ною, да совершитъ ковчегъ. Ангелъ же Господень въ три дни совершилъ. Вниде Ное самъ, и жена его, и три сыны, и жены ихъ: всѣхъ осмь [восемь] душъ. И ударяше въ било [би́ло - деревянная или металлическая доска, по которой ударяли молоткомъ или палкой; использовалось въ качествѣ церковнаго колокола], да койждо по имени звѣріе, и скоти, и птицы небесныя, и гады пресмыкающіяся грядутъ къ нему въ ковчегъ,- отъ чистыхъ поседмеро, а отъ нечистыхъ подвое. Ковчегу же длина 150 саженъ, а высота и ширина по 50 саженъ. [Въ XVII вѣкѣ основной мѣрой была казенная сажень, равная 2,16 метра. Стало быть размѣры ковчега по Аввакуму были: 324 × 108 × 108 м. Текстъ Библiи говоритъ, что "длина ковчега триста локтей; ширина его пятьдесятъ локтей, а высота его тридцать локтей" (Быт.6:15), т.е. примѣрно 137 × 22.9 × 13.7 м. Очевидно, здѣсь Аввакумъ оріентировался на какой-то апокрифическій источникъ.] И разверзошася хляби небесныя, и море ис предѣлъ своихъ выступи: и погрязли [погрязнуть - глубоко погрузиться, увязнуть въ ​чемъ​-нибудь липкомъ, топкомъ] люди нечестивыя. Увы, были да и не стало! И память ихъ съ шумомъ водянымъ погибе! Ковчегъ же взимашеся верху воды. Таже по времени посла Ной провѣдати врана [вранъ - воронъ], уже ли уступила вода отъ лица земли. Онъ же не обрѣте покоя ногамъ своимъ, возвратися вспять въ ковчегъ. Посемъ посла голубя: голубь же принесе ему во устѣхъ своихъ сучецъ масличенъ. Посемъ посла паки врана: онъ же не возвратися в ковчегь, нападе на тѣлеса мертвыя. Таже ковчегъ ста на горахъ высокихъ Араратскихъ, въ полгоры. И изыде Ное, и сотвори тутъ олтарь отъ камени, и взялъ отъ чистыхъ звѣрей, и скотовъ и птицъ по лицу единому, и жертву вознесъ Господу Богу небесному. И обоня воня благоуханія на жертву Ноеву, якоже на Авелеву. Посемъ Ное насади виноградъ и упився отъ вина лознаго. На радостяхъ испилъ старикъ-миленькой, да и одежду сбросилъ съ себя,- нагъ валяшеся. И средній сынъ Хамъ посмѣялъ ево, а болшій Симъ и меншій Афетъ прикрыста отчую срамоту. Сего ради благословеніе наслѣдоваста, а Хамъ проклятъ бысть. Оттолѣ учинилося лозное питіе винное. И мясояденіе оттолѣ же. А до потопу не бысть питія виннаго, ни мясояденія,- питахуся сѣменьми, сирѣчь хлѣбомъ и овощіемъ. А земля не плодовита была: понеже поливали хлѣбъ и плоды, а грому и дождевъ не было. (По потопѣ громи и молнія.) По потопѣ и дожди и дугу [радугу] положилъ Богъ во знаменіе на небеси. Діяволъ не знаетъ отъ чево громъ бываетъ,- въ тѣ поры бѣгаетъ, какъ загремитъ,- страхъ ему бываетъ: понеже духъ громный язвитъ его. Пишетъ въ Палеѣ книгѣ: пошествіе [движеніе, перемѣщеніе] духу бываетъ, и раздираются облацы, и оттого бываютъ громи и молнія. И Псалмопѣвецъ глаголетъ: глась грома твоего в колеси, освѣтиша молнія твоя вселенную [Пс.76:19]. Сей святый колеса взываетъ шумятъ. Доволно Христу: чѣмъ захочетъ, тѣмъ и шумитъ! Не всѣ судбы его человѣку надобно вѣдать: полно и тово, что и на земли надѣлалъ и далъ знать. И отъ тово человѣкъ что пузырь раздувается; а какъ бы небесная-та вѣдалъ, и онъ бы равенъ былъ діяволу. Аще волхвы, и звѣздочетцы, и всѣ алманашники [альманахъ - календарныя​ ​астрономическія​ таблицы, иногда ​включавшія​ въ себя и ​астрологическія​ предсказанія], по звѣздамъ гадая, времена назираютъ, дня и часа смотряютъ: а все блудятъ. Обманываетъ ихъ діяволъ. Не сбывается на ихъ коварствѣ. Токмо Господу досаждаютъ, и отъ него, Бога, тѣмъ отступаютъ. Увы о нихъ бѣдныхъ! Сію проклятую хитрость по потопѣ въ пятьсотное лѣто, при столпотвореніи, Невродъ исполинъ обрѣте, послѣ людей потопныхъ. Онѣ прежде потопа написали гадая на дву столпахъ, на каменномъ, да на плинфеномъ [пли́нфа - плитка, кирпичъ, особой, болѣе плоской формы], сирѣчь кирпичномъ: аще ли, рѣша, вода пріидетъ, ино-де останется послѣ воды (каменной, аще ли огнь пріидетъ, ино-де останется) кирпишной. И Невродъ обрѣтѣ на столпѣ каменномъ, и бысть врагъ таковый же Богу: умыслилъ столпъ сдати. Собравъ людей, рече: аще пріидетъ паки вода, и мы со столпа вполчимся Богу небесному и брань сотворимъ. И вознесъ того вверхъ 10,000 саженъ, а шириною 3000. И видѣ Богъ безуміе ихъ, разсѣя всѣхъ по лицу земли; а столпа двѣ доли разорилъ, а треть оставилъ. И оттолѣ начаша глаголати вси различными языки. Одинъ Еверъ не присталъ совѣту и дѣлу ихъ: тотъ старымъ языкомъ и говоритъ,- сирскимъ, имже Адамъ и вси прежде говорили [ср. съ Быт.11:1-8]. Вотъ, діявольскія дѣти алманашники! Смотрите-тко началниковъ-тѣхъ своихъ, на Неврода съ товарищи, что надъ собою здѣлали! А работы тоя было, нужи-тоя терпѣли дѣлаючи, мученики сатанины! И рожаницѣ женѣ дни не дадутъ полежать,- оставя младенца, бѣдная, поволокись на столпъ съ кирпичемъ, или со извѣстью! И робенокъ, бѣдной, трехъ годовъ потащися тудыжъ съ кирпичемъ на столпъ! Такъ-то и нынѣшнія алманашники, слыхалъ я, мало покоя имѣютъ себѣ: и ветхая испражнять [справлять большую нужду] пойдетъ, а въ книжку поглядитъ, здорово ли испразднится. Бѣдные, бѣдные! Какъ вамъ не соромъ себя! Оставя промыслъ творца своего, да діяволу работаете, невродяне безчинники! Уйдете ли на столпъ, какъ гнѣвъ Божій пріидеть? Отстрѣляетеся из пищалей и из мушкетовъ? Знать по всему! Да и вы, пестрые рыси [дiаконъ Ѳеодоръ Ивановъ - другой крупный старообрядческiй писатель - въ своемъ сочиненіи "О познаніи антихристовой прелести" сравнивалъ способность антихриста маскироваться и "принимать видъ ангела ​свѣта"​ (2 Кор.11:14) съ пятнами на тѣлѣ рыси: "... каяждо бо святыня нечестивая близъ себе имѣетъ и скверненiе, по образу пестраго звѣря - рыся. Раздѣлити же лицемѣрiе отъ лукавства не мощно, понеже пестрота звѣрина по существу его сраслену имать въ себѣ крѣпость и сплетено нечестiе съ благочестiемъ носитъ"], отмахаетеся накрестъ руками, воздухъ-тотъ осѣняя? Полно, терпитъ всевидящее око, ожидаетъ вашего покаянія! Свиньи и коровы болши васъ знаютъ,- предъ погодою [погода - непогода, буря, ненастье] вижжатъ, да ревутъ, да подъ повѣти [по́вѣть - нежилая пристройка къ деревенскому дому сзади надъ хлѣвомъ для храненія корма для скота, земледѣльческихъ орудій, дровней, телѣгъ] бѣгутъ: и послѣ того дождь бываетъ. А вы, разумные свиньи, лице небу и земли измѣряете, а времени своего не искушаете, како умерѣть [ср. съ Мт.16:1-3]. Горе, да только съ вами, съ толстыми быками! Покайтеся, бѣдные, прибѣгните къ Богу, да проститъ и помилуетъ васъ, яко благъ и человѣколюбецъ.


Бытія паки. И по столпотвореніи минуло 800 лѣтъ. Отъ Еверова колѣна родися Фара, Фара же роди Авраама, Авраамъ же роди Исаака, Исаакъ же роди Іякова, Іяковъ же роди дванадесять патріархъ, и пріиде во Египетъ къ сыну своему Іосифу прекрасному. А съ нимъ пришло ис Хананеи дому ево только 75 человѣкъ, и въ 400 лѣтъ до Моисея умножилося много людей. А съ Моисеомъ, отъ Фараона бѣжавъ, проидоша сквозь море по сухой земли 600,000 всѣхъ двоюнадесяте колѣнъ,- въ колѣнѣ по 50,000, кромѣ женъ и старыхъ и малыхъ. Четыредесять лѣтъ въ пустыни Синайстѣй кормилъ ихъ Богъ манною съ небесе. И не бѣ въ колѣнѣхъ боляй, и одежда не ветшала. Во дни отъ солнца облакомъ покрывало, а въ нощи столпъ огненный свѣтилъ имъ. Тѣмже евреи словутъ, по давешнему Еверу. Онѣ же Израилтяне словутъ по Іякову. Боролся со Іяковымъ Богъ на пути, какъ онъ шелъ къ Лавану тестю своему: и преби Господь Іякову ногу. Іяковъ же, хромая, вопросилъ: Господи, како имя твое? Господь же отвѣща: чюдно имя мое; но твое имя не буди Іяковъ, но будетъ имя твое Израиль [Быт.32:24-30]. И по томъ словутъ онѣ Израильтяне. Да онѣ же словутъ Іюдеи, по Іюдѣ, сынѣ Іяковли. А Жидове [жидови́нъ, во множественномъ числѣ - жи́дове; происходитъ изъ латинскаго judaeus - "іудей"; объясненіе Аввакума - примѣръ народной или ложной этимологіи] словутъ потому, понеже жителіе земли обѣтованной, еяже еще Господь обѣтова Аврааму у дуба мамрійскаго. Отъ нихъ же, отъ колѣна Іюдова, родися Ісусъ, глаголемый Христосъ. Чти Евангелиста Матѳея,- онъ повѣствуетъ пространно, пиша сице: книга родства Ісусъ Христова, сына Давидова, сына Авраамля. Оть нихъ же и Апостоли по плоти быша. И отъ Авраама до Моисея пятьсотъ лѣтъ, отъ Моисея до Давыда 500 лѣтъ, отъ Давыда до Христа Бога нашего 1000 лѣтъ, отъ Христа до сѣхъ мѣстъ 1680 лѣтъ. [Евангелистъ Матѳей пишетъ: "Итакъ всѣхъ родовъ отъ Авраама до Давида четырнадцать родовъ; и отъ Давида до переселенiя въ Вавилонъ четырнадцать родовъ; и отъ переселенiя въ Вавилонъ до Христа четырнадцать родовъ" (Мт.1:17). Счетъ по поколѣніямъ не точенъ, но удобенъ для обычнаго читателя и помогаетъ увязать другъ съ другомъ событія библейской исторіи. Если считать, что смѣна поколѣнія, т.е. рожденіе наслѣдника, происходитъ въ среднемъ гдѣ-то въ 30-40 ​лѣтъ​, то на 14 поколѣній придется 420-560 ​лѣтъ​ - грубо говоря, 500. Вавилонскій плѣнъ пришелся на 6 в. до Р.​Хр​. Царь Давидъ правилъ предположительно въ 11-10 ​вв​. до Р.​Хр​. Исходъ возможно былъ въ 13 ​вѣкѣ​ до Р.​Хр​., а Авраамъ оріентировочно въ 18-м (плюсъ-минусъ нѣсколько вѣковъ). ​Чѣмъ​ дальше въ глубь времени, ​тѣмъ​ неопредѣленнѣе дата, даваемая наукой. Оцѣнки на базѣ показаній евангелиста грубы, но не намного хуже, ​чѣмъ​ ​научныя​ ​данныя​.] О томъ не писалъ, какъ Моисею на горѣ данъ законъ бысть, и какъ въ древнемъ Моисеовѣ законѣ пророцы о Христѣ прорицаху, и поихъ реченію Христосъ совершилъ смотрѣніе [многозначное слово; въ христіанскомъ богословіи - промыслительная миссія Бога Сына: воплощеніе и спасеніе человѣчества посредствомъ искупительной смерти на крестѣ и послѣдующаго воскресенія] свое и насъ ради вочеловѣчился. Емуже слава вовѣки, Аминь.

Примѣчанія редактора.

Протопопъ ​юрьевскій​ Аввакумъ Петровичъ (Петровъ) - одна изъ интереснѣйшихъ фигуръ русской исторіи. Пророкъ, учитель Церкви, мученикъ за ​вѣру​, одинъ изъ основателей старообрядчества, блестящій писатель и проповѣдникъ. Пока на ​свѣтѣ​ ​есть​ люди, ​говорящіе​ и ​думающіе​ по-русски, книги, ​написанные​ имъ, будутъ важны.

"Списаніе и собраніе о божествѣ и о твари, и како созда Богъ человѣка" - это фактически комментарій и проповѣдь на первую половину книги Бытія (до столпотворенія - строительства Вавилонской башни). На современномъ языкѣ это названіе звучало бы приблизительно такъ: "Сочиненіе и сборникъ комментаріевъ о Божествѣ, о твореніи и о томъ, какъ Богъ создалъ человѣка". Тема эта - одна изъ труднѣйшихъ въ богословіи, но Аввакумъ Петровичъ сумѣлъ написать оригинальный и яркій текстъ, не потерявшій своего значенія для вѣрующаго человѣка и сегодня. Поразительно, что въ допетровской Руси можно было встрѣтить такое глубокое пониманіе Писаній, помноженное на даръ проповѣдника и живую ​вѣру​.

"Въ началѣ сотворилъ Богъ небо и землю" (Быт.1:1). Съ этихъ словъ начинается книга Бытія и вся Библія. Съ чего же началъ свое толкованіе протопопъ Аввакумъ? Съ объясненія, каковъ Богъ, создавшій ​все​. Причемъ, объясненія отъ противнаго. Для этого Аввакумъ обрушивается съ критикой на одинъ изъ варіантовъ очень популярнаго въ то время апокрифическаго сочиненія "Бесѣда трехъ святителей" - произведенія любопытнаго и небезполезнаго. Пользуясь ​свѣдѣніями​ изъ исторіи, онъ показываетъ, что три святителя - Василій Великій, Григорій Богословъ и Іоаннъ Златоустъ - никакъ не могли ​всѣ​ вмѣстѣ встрѣтиться и ​вести​ другъ съ другомъ бесѣду. Правда, если смотрѣть на время жизни, три святителя были современниками и теоретически могли бесѣдовать втроемъ. Причемъ извѣстно, что Василій Великій и Григорій Богословъ были близкими друзьями. Вѣроятно, въ этомъ вопросѣ Аввакума подвела слабость исторической науки его времени.

Впрочемъ, онъ безусловно правъ, считая "Бесѣду" выдумкой. Сейчасъ мы бы назвали это художественнымъ вымысломъ. Аввакумъ же какъ апологетъ обязанъ былъ употребить термины "ложь", "ересь", "измышленіе дьявола". И дѣйствительно, представленіе о томъ, что до акта сотворенія Богъ находился въ трехъ комарахъ трудно назвать каноничнымъ и библейскимъ. Аввакумъ Петровичъ здѣсь однимъ махомъ убиваетъ двухъ зайцевъ: показываетъ своимъ читателямъ ошибочность такихъ наивныхъ народныхъ представленій и, отталкиваясь отъ неправильнаго пониманія, пытается раскрыть истинное, библейское. Свободно привлекая тексты Ветхаго и Новаго завѣтовъ, цитируя отцовъ церкви, протопопъ Аввакумъ даетъ ясное и отчетливое, насколько это возможно для человѣческаго воображенія и разума, описаніе Божества, демонстрируя Его отличіе отъ всего творенія, въ томъ числѣ и отъ ангеловъ.

Несмотря на жесткую критику "Бесѣды трехъ святителей", протопопъ Аввакумъ въ цѣломъ вполнѣ терпимо относился къ разнаго рода апокрифическимъ источникамъ, включеннымъ въ такъ ​называемыя​ "Хронографъ" и Палею, считая ихъ полезнымъ и авторитетнымъ дополненіемъ къ библейскому тексту и рекомендуя ихъ своимъ читателямъ. Изъ-за широкаго использованія внебиблейского матеріала сегодня комментаріи Аввакума звучатъ очень своеобразно, хорошо передавая колоритъ и духъ того времени.

Красная нить всего сочиненія - ​вочеловѣчиваніе​ Бога. Онъ (или ​Они​ - лица Троицы) долженъ былъ принять рѣшеніе о ​вочеловѣчиваніи​ со всѣми вытекающими отсюда послѣдствіями еще до акта сотворенія: "И рече Отецъ Сынови: сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію. И отвѣща другій: сотворимъ, отче, и преступитъ бо. И рече: О, единородный мой! О, свѣте мой! О, Сыне и Слове! О, сіяніе славы моея! Аще промышляеши созданіемъ своимъ, подобаетъ ти облещися въ тлимаго человѣка, подобаетъ ти по земли ходити, апостолы воспріяти, пострадати, воскреснути и вся совершити. И отвѣща: буди, отче, воля твоя". Этихъ словъ нѣтъ въ Писаніи, но это глубоко библейская мысль.

Рисуя грандіозную картину сотворенія ​міра​, Аввакумъ подводитъ читателя къ его (и всего ​міра​, и ​самого​ читателя) главной трагедіи - грѣхопаденію Адама и его послѣдствіяхъ для всего человѣческаго рода и переходитъ къ прямой проповѣди противъ пьянства какъ иллюстраціи грѣха какъ такового: "И нынѣ похмѣлныя тоже, шпыняя, говорятъ: нашто Богъ и сотворилъ хмел-етъ! Весь пропился, и ѣсть нечего! Да меня же де избили всево! А иной говоритъ: Богъ-де судитъ ево,- допьяна упоилъ! Правится бѣдной,- бутто отъ неволи такъ здѣлалось! А беспрестанно желаетъ тово. На людей переводятъ, а сами ищутъ тово. Что Адамъ переводитъ на Евву. А самъ гдѣ былъ? Чѣмъ было рещи: согрѣшихъ, Господи, прости мя: ино стыдно простится! Чему быть? Честной человѣкъ,- соромъ поклониться! Своровавъ, сверхъ перваго грѣха другой грѣхъ надобѣ еще сдѣлать,- попротивиться!"

Другая, не менѣе яркая проповѣдь Аввакума, направлена противъ ученыхъ. Надо сказать, что большой разницы между астрологами и ​​Пиѳагоромъ​, Платономъ, Аристотелемъ Аввакумъ не видѣлъ. Можетъ показаться, что онъ перегибаетъ палку, когда возстаетъ противъ зарождающейся научно-технической революціи и откровенно издѣвается надъ "алманашниками", но главный соблазнъ науки онъ уловилъ правильно: "И отъ тово человѣкъ что пузырь раздувается; а какъ бы небесная-та вѣдалъ, и онъ бы равенъ былъ діяволу".

Аввакумъ въ этомъ сочиненіи искусно пользуется чередованіемъ книжнаго церковнославянскаго и разговорнаго народнаго русскаго языка. Фактически это три стиля Ломоносова: "высокий стиль, где употребляются лишь те слова, которые есть в церковнославянском языке (и, напротив, не употребляются слова, специфичные для русского языка), низкий стиль, где употребляются лишь те слова, которые есть в русском языке (и, напротив, не употребляются слова, специфичные для церковнославянского языка) и, наконец, средний стиль, где употребляются как церковнославянские, так и русские слова" [Успенский Б.А. Избранные труды. Т.III. Общее и славянское языкознание. М.: Школа "Языки русской культуры", 1997.- С.417]. Цитаты изъ Библіи, святоотеческой литературы и богослужебныхъ текстовъ протопопъ Аввакумъ приводитъ въ высокомъ стилѣ, свои комментаріи излагаетъ въ среднемъ, а проповѣдуетъ въ низкомъ стилѣ на языкѣ простого народа 17 ​вѣка​.

Заканчивая свои разсужденія по книгѣ Бытія, Аввакумъ возвращается къ тому же, съ чего началъ, - къ ​вочеловѣчиванію​ Творца, протягивая ниточку между Авраамомъ и его потомкомъ Іисусомъ Христомъ - Богомъ вочеловѣчившимся. Итакъ, рѣшеніе о ​вочеловѣчиваніи​ было принято внутри Троицы еще до сотворенія ​мiра​ и реализовано черезъ рождество Іисуса Христа. Благодаря этому у каждаго человѣка ​есть​ шансъ на прощеніе грѣховъ и жизнь вѣчную съ Богомъ.


Христiанское чтенiе

Текстъ перешелъ въ общественное достоянiе.

Примѣчанiя редактора и пояснения в тексте: Ф.Занько. Какъ и весь текстъ статьи ихъ можно свободно распространять и использовать для любыхъ цѣлей, въ томъ числѣ коммерческихъ.

Свѣрено по изданiю: Матерiялы для исторiи раскола за первое время его существованiя, издаваемые Братствомъ Св. Петра митрополита, подъ редакцiей Н.Субботина. Т.5.- М., 1879.- С.310-336.

Авторскіе​ интервалы между абзацами увеличены, ​редакторскіе​ - для удобства чтенія - сдѣланы поменьше.

Источники, изъ которыхъ брались толкованія словъ, непонятныхъ современному читателю:

О замѣченныхъ ошибкахъ, неточностяхъ, опечаткахъ просьба сообщать по электронному адресу:

russianlutheran@gmail.com